Афганистан: как не закончить войну никогда

В середине 1980-х годов, когда «холодная война» была в самом разгаре и ситуация в Афганистане накалилась до предела, тогдашний советский лидер Михаил Горбачев назвал Афганистан страной, которая превратилась в кровоточащую рану.

К сожалению, за исключением кратких периодов времени, эта невезучая страна не видела мира в настоящем смысле этого слова на протяжении последних четырех десятилетий.

Практически все так называемые игроки в афганской ситуации настолько бессовестно играли в двойные игры за счет афганской крови, что афганцам не так-то просто отличить друзей от врагов, и вряд ли в этом плане есть какая-то разница между мусульманами и немусульманами.

Так называемые друзья, кажется, уже зацеловали эту несчастную страну практически до смерти.

Афганцы тоже несут ответственность за то, что наивно поверили в россказни о «джихаде», порожденные соперничеством сверхдержав за доминирование над сердцем Азии.

Они в значительной степени оказались жертвами собственной недоразвитой социальной и государственной структуры и стратегического положения.

Но сверхдержавы и региональные авантюристы с претензией на гегемонию не оставили здесь камня на камне, проливая афганскую кровь.

Кажется, они собрались воевать до последнего афганца.

Хорошим примером такого двойного подхода стали консультации на этой неделе в Москве, где перспективы мира в Афганистане обсуждались при полном отсутствии афганцев.

Что интересно, все три участника этих консультаций, Россия, Китай и Пакистан никогда, не уставали говорить о необходимости мирного процесса под руководством самих афганцев, однако же они не постеснялись проигнорировать афганцев, когда обсуждали решение вооруженного конфликта, которое предлагается Афганистану.

Это все равно, что ставить шекспировского «Гамлета» без принца Датского.

Намерение пакистанского силового истеблишмента поменять местами США и Россию для «сдерживания терроризма» - это ирония масштабов с Гималаи.

В 1980-е годы Пакистан принимал участие в спонсированной западом, полномасштабной необъявленной войне, названной «джихадом», чтобы вышвырнуть «неверных русских» из Афганистана, чтобы помешать их предполагаемому движению к теплым морям.

Что интересно, господин 3бигнев Бжезинский, советник по национальной безопасности тогдашнего президента США Джимми Картера, приехал сюда, чтобы объявить «джихад» против безбожных русских.

Естественно, что благочестивое мусульманское духовенство из Пакистана и арабских стран с готовностью страстно поддержало «благочестивую миссию», которая вскорости оказалась крупнейшей тайной операцией американских спецслужб в другой стране.

После 11 сентября Пакистан, как предполагалось, должен был сделать разворот на 180 градусов, который на деле оказался в значительной степени двойным разворотом, поскольку Пакистан поддержал спонсированную США войну с талибами и одновременно помог талибам перегруппироваться, чтобы воевать с американскими войсками в Афганистане.

Невозможно поверить в то, что США не знали об этой двойной игре, но переключив, до уничтожения экстремизма и терроризма, все свое внимание с Афганистана на Ирак, они сами продемонстрировали несерьезный подход к так называемой «Войне с террором».

Двойные игры стали возможными ко взаимному удобству.

Теперь русские продемонстрировали интерес к талибам, джихадистам-фундаменталистам, чтобы остановить распространение так называемого Исламского государства (ИГ, запрещено в России – прим.ред.).

Это все равно, что ставить на Муссолини, чтобы остановить Гитлера.

Это особенно справедливо, если учесть, что талибы, ИГ и все прочие террористические организации воюют, чтобы ликвидировать в Афганистане государственные структуры.

Кажется, никаких уроков не выучено после ликвидации государства в Афганистане в 1990-е, и особенно в Ираке и Ливии.

У этой проблемы есть еще один аспект.

Если опыт 1990-х значит хоть что-то, то совершенно очевидно, что террористический синдикат – это одна большая невидимая структура.

Это в талибском Афганистане базировались Усама бен Ладен и его «аль-Каида», Исламское движение Узбекистана, Исламское движение Восточного Туркестана, чеченские и многочисленные пакистанские террористические сети.

Даже сейчас талибы забрали с собой из Пакистана в Афганистан всех международных террористов, чтобы воевать с афганской республикой.

Это миф, что афганские талибы не сотрудничают с международными террористическими организациями.

Русские собираются использовать талибов, чтобы нанести поражение США в Афганистане, чтобы отомстить за свое собственное поражение, нанесенное им в 1980-е годы афганскими моджахедами, которых тогда поддерживали США.

Само собой понятно, что сами США тогда рассчитывали обескровить тогдашний Советский Союз, чтобы проучить его за то, что он помогал вьетнамцам в войне против США.

Ирония состоит в том, что Пакистан, поддерживавший тогдашних афганских моджахедов и сейчас талибов, по-прежнему доступен для всех сторон, которые хотят воевать свои собственные войны в Афганистане с конца 1960-х и с начала 1970-х.

Народу Пакистана пришлось заплатить очень высокую цену за эту нездоровую политику, поскольку убежища террористов в Пакистане привели к разрастанию раковой опухоли терроризма в самом Пакистане, что привело к гибели и увечьям тысяч ни в чем не повинных людей, особенно пуштунов.

Эта авантюристическая политика, которую никогда не одобряли ни парламент, ни гражданские власти, оставалась детищем спецслужб страны.

Называть это политикой государства неправильно.

В 2014 году, во время визита в Пакистан доктора Ашрафа Гани, появилась историческая возможность нормализовать отношения между Пакистаном и Афганистаном.

Афганский президент предложил Пакистану начать все с чистого листа.

По его словам, путем переговоров могло обсуждаться все, кроме суверенитета Афганистана.

Он был готов обсуждать любую жизненно важную для Пакистана проблему, в том числе масштабы индийского влияния в Афганистане.

Пакистанская команда во главе с премьер-министром Навазом Шарифом не могла сказать «нет».

Между двумя странами было подписано 48 меморандумов о взаимопонимании, которые охватывали стратегические, политические и экономические аспекты отношений между двумя странами.

Пакистан пообещал усадить талибов за стол переговоров и также пообещал вести скоординированную с Афганистаном борьбу против непримиримых.

Но когда дело дошло до выполнения обещанного, стало очевидно, что пакистанские наставники талибов просто хотели выиграть для талибов время, чтобы они могли продолжать войну.

Иногда пытаются утверждать, что якобы у Пакистана нет достаточного влияния на талибов.

По меньшей мере странно, что у Пакистана достаточно влияния на талибов, чтобы заставить их не идти на переговоры, но он делает вид, что неспособен заставить их на переговоры пойти.

В будущем интересы и политика сверхдержав еще будут меняться, как они менялись в прошлом. А вот Пакистану и Афганистану как соседям придется искать какие-то пути и способы мирного сосуществования.

Нынешняя эскалация и тупиковая ситуация опасна для обоих.
Нам отчаянно нужны какие-то свежие мирные инициативы.

Автор: Афрасиаб Хаттак, бывший член верхней палаты парламента (Сената) Пакистана от провинции Хайбер-Пахтунхва, президент провинциального отделения партии «Авами» и председатель Демократического института «Роушан».
Источник: «The Nation»

01.01.2017