Американцы могут вывести свои войска из Афганистана за 14 месяцев

Президент США Дональд Трамп не будет лично подписывать соглашение с «Талибаном» (организация запрещена в РФ) о выводе американских войск из Афганистана. Очевидно, что это сохраняет для хозяина Белого дома возможности для дальнейшей политической игры: Трамп в любой момент сможет аннулировать договор с террористами, под которым будет стоять лишь подпись госсекретаря США Майка Помпео. В этой ситуации рискуют оказаться в нелепом положении Россия, Китай и Катар, которым предлагается выступить гарантами американо-талибского примирения.

На сайте влиятельного афганского еженедельника «Джадае Абрешом» («Шелковый путь») опубликован текст вероятного соглашения между США и движением «Талибан» (которое именуется в проекте документа «Исламским Эмиратом Афганистан», ИЭА). В преамбуле к публикации содержатся слова высокопоставленного представителя талибов о том, что этот «документ не по форме, а по содержанию на 80% соответствует тому, о чем талибы договорились с американской стороной». Источники «НГ» в Кабуле подтвердили, что именно этот проект соглашения сегодня обсуждается в различных афганских политических группах.

Проект мирного договора между США и «Талибаном» состоит из 11 статей и именуется «Дохинским мирным соглашением по Афганистану» (по месту проведения американо-талибских переговоров в столице Катара – Дохе). В преамбуле соглашения говорится, что «Исламский Эмират Афганистан (который американской стороной официально не признан, однако она считает его объективной реальностью Афганистана) и Соединенные Штаты Америки в целях вывода американских и натовских войск из Афганистана, в результате проведенных двухсторонних переговоров в столице государства Катар Дохе, заключили настоящее соглашение».

В первой статье проекта договора говорится, что «американская сторона обязуется без предварительных условий вывести все свои войска, советников, а так же своих контрактников, находящихся в различных сферах в Афганистане»: «В то же время дипломатические и разведывательные отношения между двумя странами будут сохранены и продолжены в соответствии с действующими нормами и принципами, принятыми в практике межгосударственных отношений с учетом взаимного уважения национального суверенитета и независимости».

Во второй статье «Исламский Эмират Афганистан (ИЭА) еще раз подтверждает свое обязательство, что территория независимого государства Афганистан не станет использоваться против других стран, равно как и ИЭА не намерен вмешиваться во внутренние дела других государств».

«Афганистан является общим домом для всех афганцев и ИЭА ни одному иностранному государству не разрешает с территории Афганистана угрожать другим странам и миру или неправомерно вмешиваться в их внутренние дела», - говорится в третьей статье проекта соглашения.

В четвертой статье «США обязуются полностью постепенно в течение 14 месяцев вывести все свои войска и силы НАТО из Афганистана»: «Порядок и график постепенного вывода являются неотъемлемой частью настоящего соглашения».
В свою очередь, в пятой статье «ИЭА обязуется не наносить никакого ущерба американским войскам, технике, оборудованию в период их вывода из страны, не совершать против американских войск военных операций»: «Американская сторона так же обязуется, что в период вывода войск из Афганистана не будет проводить военных операций в отношении «Талибана», не будет подвергать (талибов) бомбардировке с воздуха и другим поисковым операциям. Американская сторона в этот период воздерживается от военного сотрудничества с правительством Афганистана».

В пятой статье проекта дохинского документа говорится, что «с момента подписания настоящего соглашения, вплоть до полного вывода войск, между сторонами объявляется прекращение огня»: «Прекращение огня не распространяется на афганское правительство и его вооруженные силы. Одновременно с подписанием настоящего соглашения теряет свою силу Соглашение о безопасности, заключенное между правительством Афганистана и США».

«ИЭА обязуется параллельно с официальным объявлением о выводе (иностранных) войск из Афганистана предпринять активные практические действия по налаживанию межафганского диалога в одном из иностранных государств. Первый раунд межафганского диалога должен произойти в течение одного месяца», - говорится в шестой статье проекта соглашения.

В седьмой статье «Талибан», «руководствуясь своим постоянным взглядом на создание всеафганского правительства, обязуется создать правительство, охватывающее все слои общества, все народы страны и все актуальные политические силы внутри страны, чтобы каждый афганец мог видеть себя в таком правительстве».

В восьмой статье талибы берут на себя обязательства «соблюдать индивидуальные и общественные права каждого афганца»: «Таким же образом все права женщин в свете предписаний священной исламской религии, принятых в стране обычаев и традиции, им будут предоставлены. Свобода слова и свобода СМИ в соответствии с высокими национальными интересами государства и основ ислама будут гарантированы».

Девятая статья проекта соглашения посвящена вопросу обмена пленными и заложниками: «Те заключенные из числа (сторонников) ИЭА, которые пребывают в зарубежных тюрьмах, или тюрьмах, принадлежащих правительству Афганистана, в отношении которых отсутствуют гражданские требования и уголовное преследование, а также в случае недоказанности инкриминируемых им преступлений, руководствуясь принципом доброй воли и в целях укрепления взаимного доверия, будут без предварительных условий освобождены»: «Таким же образом, безоговорочному освобождению подлежат американские военные, равно как и другие иностранные заключенные, включая преподавателей Американского университета в Афганистане, пребывающие в тюрьмах ИЭА, руководствуясь принципом взаимности и в целях укрепления доверия».

В десятой статье проекта соглашения «Талибан» «обязуется до завершения периода вывода американских войск из Афганистана, порядок которого зафиксирован в статье четвертой настоящего соглашения, завершить межафганский диалог и процесс формирования нового режима в стране с тем чтобы, в итоге заверить народ Афганистана и международное сообщество о создании независимого исламского строя в стране».

Статья одиннадцатая фиксирует, что проект соглашения «подписывается между ИЭА и США»: «От имени США его подписывает госсекретарь США Майк Помпео, а от имени ИЭА его подписывает мулла Абдул Гани Барадар». При этом подчеркивается, что «настоящее соглашение никакого отношения к правительству Афганистана и его органам не имеет».

В одиннадцатой статье также говорится, что «в целях всестороннего исполнения настоящего соглашения, а так же получения международной гарантии, свои подписи под ним ставят представители Организация Исламская Конференция, Российской Федерации, Китайской Народной Республики и Государства Катар». Предполагается, что от российской стороны гарантом американо-талибского договора станет спецпредставитель президента по Афганистану Замир Кабулов.

Анализ проекта соглашения между Америкой и «Талибаном» дает основания для нескольких выводов.

Во-первых, очевидно, что этот документ является выдающимся унижением Америки, которая при всей своей военной, экономической и политической мощи оказалась неспособной справиться с врагом, имя которого она не желает признавать, но готова признать его победу. Пожалуй, более сильным унижением американцев была лишь атака террористов «Аль-Каиды» (организация запрещена в РФ) 11 сентября 2001 года, которые безнаказанно атаковали Нью-Йорк и здание Пентагона, обнаружив полное бессилье единственной сверхдержавы. Последующая почти 20-летняя война в Афганистане не сумела вернуть США репутацию эффективной империи: Вашингтон готовится подписать политическую капитуляцию с «Талибаном» - главным союзником «Аль-Каиды». Как только госсекретарь Майк Помпео поставит свою подпись под документом в Дохе рядом с закорючкой неграмотного муллы Барадара, мир уже никогда не будет прежним.

Во-вторых, США намереваются обменять беспрепятственное 14-месячное бегство своих солдат из Афганистана на разрешение талибам начать под своим контролем формирование «независимого афганского правительства» (статья 7). Одновременно Вашингтон демонстрирует готовность к великолепному предательству своих союзников в Кабуле, соглашаясь не только на вывод нынешнего афганского правительства за скобки дохинского соглашения, но и на демонтаж ранее заключенного с ним соглашения о безопасности. Судя по тексту проекта договора, ближайшие 14 месяцев американцы собираются провести за заборами своих военных баз, наблюдая оттуда за кровопролитными боями между боевиками «Талибана» и афганскими военными. Хорошо еще, если в азарте «смены приоритетов» авиация США не начнет бомбить афганских силовиков, помогая новым партнерам-талибам.

В-третьих, любопытно, что талибы пообещали, в рамках стратегии «прекращения огня» (статья 5), не нападать до октября 2020 года на «неверных-крестоносцев» из США, но при этом готовы продолжать резню афганцев-мусульман, служащих в национальной армии и полиции. Одними только «гримасами джихада» такие метаморфозы объяснить будет трудно. Здесь просматривается очевидный интерес лучших друзей «Талибана» - военных и руководителей спецслужб Пакистана, заинтересованных в максимальном разрушении афганских сил безопасности.

В-четвертых, возможно, конечно, это огрехи перевода, но после подписания американо-талибского договора остается не до конца ясной роль и статус сил НАТО в Афганистане. Распространяется ли на базы и военнослужащих стран НАТО (не американцев) обещание талибов придерживаться режима прекращения огня? Прекратят ли натовцы, вслед за США, оказывать поддержку афганским силам безопасности, которые же сами создали и обучали на протяжении более, чем полутора десятка лет? На эти вопросы пока нет ясного ответа, как нет и понимания, чем будет Североатлантический альянс купировать репутационный удар, нанесенный по его афганской миссии американским союзником.

Наконец, в-пятых, вызывает смутное беспокойство уровень заявленных подписантов дохинского соглашения. Со стороны США – это госсекретарь Помпео, со стороны террористов «Талибана» - выпущенный не так давно из пакистанской тюрьмы мулла Барадар. Президент Дональд Трамп и лидер талибов шейх Хайбатулла свои подписи под документом ставить явно не собираются. Не ясен также дальнейший процесс ратификации этого договора американской стороной (у талибов с процедурами «ратификации» все проще). Найти объяснение отказу Трампа подписывать документ о фактической капитуляции Америки, да еще пропитанный флюидами предательства, не трудно. Не менее понятно желание шейха Хайбатуллы не марать чистые руки вождя победоносного джихада о соглашение с проигравшими неверными. Однако нельзя также исключать и другой мотивации «высоких сторон»: ни Трамп, ни Хайбатулла (или кто там реально «рулит» «Талибаном») не верят до конца в практическую реализацию дохинской конвенции, не исключают ее превращения в клочок ни на что не годной бумаги. А раз так, то и подписывать соглашение должны те, кого не жалко потом будет отправить в отставку или разжаловать в рядовые «моджахеды»…

В этой деликатной ситуации рискуют оказаться в нелепом положении представители России, Китая, Катара и Организации Исламская Конференция (ОИК), которым сегодня предлагается выступить гарантами американо-талибского примирения. Если дохинский договор провалится, то «гаранты» окажутся забрызганы его политической грязью. Если же соглашение будет реализовано, то та же Москва вряд ли получит какие-то политические преференции. Как заметил в беседе с «НГ» один из кабульских аналитиков, «Россия в этой игре всего лишь держит фонарь, играют другие игроки».

Как сообщают источники «НГ» в Кабуле, главный американский переговорщик с талибами посол Залмай Халилизад уже повез в афганскую столицу проект дохинского договора. Потом, как ожидается, он отправится в Брюссель, чтобы «порадовать» этим достижением дипломатической мысли союзников по НАТО. Затем Халилзада ждут в Осло, так как именно на норвежской площадке планируется, в соответствии со статьями 5 и 10 проекта договора начать «межафганский диалог».

«НГ»

02.09.2019