"Чего мы, Талибан, хотим" - талибы пишут в New York Times

Американское издание The New Your Times вчера опубликовало по настоящему экстраординарный материал, который произвел эффект разорвавшейся бомбы в рядах экспертов по Афганистану, и вообще всех, кто отслеживает события в этой стране. Это письмо от одного из лидеров движения Талибан*, заместителя амира талибов*, Сираджуддина Хаккани, который также считается лидером «сети Хаккани», основанной его отцом, Джалалуддином Хаккани.

Письмо озаглавлено «Чего мы, Талибан, хотим» (What We, the Taliban, Want) и является открытым посланием талибов западному миру. Отметим, что сама публикация письма в NYT вызвала очень неоднозначную реакцию. Многие выразили свое недовольство тем, что издание предоставило площадку человеку, которого обвиняют в терроризме и военных преступлениях, и за ценную информацию о котором, кстати, Вашингтон предлагает 10 миллионов долларов. Другие же отмечают, что мир никогда не заключают с друзьями, его можно заключить лишь с врагами, а для этого их надо выслушать. Сам же тот факт, что лидер талибов обращается к западной аудитории через американское СМИ, стараясь донести свое видение и развеять опасения, свидетельствует о серьезности нынешнего мирного процесса. Мы публикуем полный перевод письма, так как оно представляет весьма значительный политический интерес.

«Чего мы, Талибан, хотим»

"Когда наши представители начали переговоры с США в 2018 году, наша уверенность в том, что переговоры дадут результаты, была близка к нулю. Мы не доверяли американским намерениям после 18 лет войны и нескольких предыдущих попыток переговоров, которые оказались бесполезными.

Тем не менее, мы решили попробовать еще раз. Долгая война повлекла за собой ужасные последствия для всех. Мы думали, что неразумно упускать любую потенциальную возможность для мира, какими бы скудными не были перспективы его успеха. На протяжении более четырех десятилетий драгоценные афганские жизни теряются каждый день. Все потеряли кого-то, кого они любили. Все устали от войны. Я убежден, что убийства и увечья должны прекратиться.

Мы не выбирали нашу войну с иностранной коалицией во главе с США. Мы были вынуждены защищаться. Вывод иностранных сил был нашим главным требованием. То, что мы сегодня стоим на пороге мирного соглашения с Соединенными Штатами, - немаловажная веха.

Наша переговорная группа во главе с моими коллегами Муллой Абдуль-Гани Барадаром и Шер Мохаммедом Абасом Станикзаем в течение последних 18 месяцев неустанно работала с американскими переговорщиками, чтобы сделать возможным достижение соглашения. Мы держались переговоров, несмотря на постоянное беспокойство и разочарование в наших рядах в связи с усиленной бомбардировкой Соединенными Штатами наших деревень и мечущиеся и непостоянные движения американской стороны.

Даже когда президент Трамп прекратил переговоры, мы оставили двери для мира открытыми, потому что мы, афганцы, больше всех страдаем от продолжения войны.

Ни одно мирное соглашение, следующее по пятам таких интенсивных переговоров, не обходится без взаимных компромиссов. То, что мы крепко держимся столь бурных переговорах с врагом, с которым мы вели ожесточенную борьбу в течение двух десятилетий, даже несмотря на то, что с неба на нас спускается смертельный дождь, свидетельствует о нашей приверженности прекращению военных действий и установлению мира в нашей стране.

Нам известны опасения и вопросы в Афганистане и за его пределами относительно того какое правительство мы будем иметь после вывода иностранных войск. Мой ответ на такие опасения заключается в том, что это будет зависеть от консенсуса среди афганцев. Мы не должны допускать, чтобы наши опасения мешали процессу подлинных дискуссии и обдумывания, впервые свободных от иностранного господства и вмешательства.

Важно, чтобы никто не перегружал этот процесс заранее определенными результатами и предварительными условиями. Мы полны решимости сотрудничать с другими сторонами в консультативном духе подлинного уважения, с тем чтобы договориться о новой, всеохватывающей политической системе, в которой отражается голос каждого афганца, и где ни один афганец не чувствует себя исключенным.

Я уверен, что, освободившись от иностранного господства и вмешательства, мы вместе найдем способ построить исламскую систему, в которой все афганцы имеют равные права, где права женщин, предоставляемые Исламом, - от права на образование до права на работу - защищены, и где заслуга является основой для равных возможностей.

Нам также известны опасения о том, что Афганистан может использоваться подрывными группами для угрозы региональной и мировой безопасности. Но эти опасения завышены: сообщения об иностранных группах в Афганистане являются политически мотивированными преувеличениями со стороны воинствующих игроков со всех сторон войны.

Ни один афганец не заинтересован в том, чтобы такие группы захватывали нашу страну и превращали ее в поле битвы. Мы уже достаточно пострадали от иностранных вмешательств. Мы примем все меры в партнерстве с другими афганцами, чтобы новый Афганистан стал оплотом стабильности и чтобы никто не чувствовал угрозы на нашей земле.

Мы осознаем огромные проблемы впереди. Возможно, наша самая большая задача состоит в том, чтобы различные афганские группы усердно и искренне работали над определением нашего общего будущего. Я уверен, что это возможно. Если мы сможем достичь соглашения с иностранным врагом, мы сможем разрешить внутриафганские разногласия путем переговоров.

Еще одной проблемой будет сохранение заинтересованности и позитивного участия международного сообщества во время перехода к миру и после вывода иностранных войск. Поддержка международного сообщества будет иметь решающее значение для стабилизации и развития Афганистана.

Мы готовы работать на основе взаимного уважения с нашими международными партнерами в области долгосрочного миростроительства и восстановления. После того как США выведут свои войска, они смогут сыграть конструктивную роль в послевоенном развитии и реконструкции Афганистана.

Мы признаем важность поддержания дружественных отношений со всеми странами и серьезно относимся к их проблемам. Афганистан не может позволить себе жить в изоляции. Новый Афганистан станет ответственным членом международного сообщества.

Мы будем сохранять приверженность всем международным конвенциям, если они совместимы с исламскими принципами. И мы ожидаем, что другие страны будут уважать суверенитет и стабильность нашей страны и рассматривают ее как основу для сотрудничества, а не конкуренции и конфликтов.

Более непосредственно, перед нами станет вызов претворения в жизнь нашего соглашения с США. В ходе наших переговоров с американскими переговорщиками в Дохе, Катар, была достигнута определенная степень доверия, но поскольку США не доверяют нам полностью, мы также очень далеки от полного доверия к ним.

Мы собираемся подписать соглашение с США, и мы полностью привержены выполнению каждого его параграфа, его буквы и духа. Реализация потенциала соглашения, обеспечение его успеха и достижение прочного мира будут зависеть от столь же скрупулезного соблюдения Соединенными Штатами каждого из своих обязательств. Только тогда мы сможем полностью доверять друг другу и заложить основу для сотрудничества или даже партнерства в будущем.

Мои братья афганцы скоро будут праздновать это историческое соглашение. Как только оно будет полностью выполнено, афганцы увидят уход всех иностранных войск. Приближаясь к этому рубежу, я полагаю, что это уже не столь далекая мечта, что мы скоро увидим день, когда мы соберемся со всеми нашими афганскими братьями и сестрами, начав двигаться к прочному миру, и заложим фундамент нового Афганистана.

Тогда мы отпразднуем новое начало, которое приглашает всех наших соотечественников вернуться из их изгнания в нашу страну - в наш общий дом, где каждый будет иметь право жить достойно и в мире".

- Сираджуддин Хаккани

Что еще можно отметить относительно послания талибов? Во-первых, большое недовольство у многих экспертов вызвало отсутствие прямого осуждения Аль-Каиды*, несмотря на то, что Хаккани говорит о проблемных группах, которым не позволят действовать на территории Афганистана. С точки зрения критиков, талибы должны более четко и прямо заявлять о непричастности к Аль-Каиде.

К слову, досталось и самой редакции NYT. Не только за то, что она дала колонку человеку («Мистеру Хаккани»), которого разыскивает ФБР и ООН, но и за то, что не упомянула легитимность нынешнего афганского правительства Ашрафа Гани.

Некоторые заявили, что Хаккани вовсе не является миротворцем, как он представляет сам себя в письме, и что это один из самых безжалостных боевых командиров талибов. Хотя, разве не делает этот факт еще более ценным письмо?

Во-вторых, письмо проникнуто духом национализма — в известном смысле, как стремления к независимости и суверенитету Афганистана, без ссылок на какие-либо вопросы регионального или глобального значения. Талибы ясно дают понять, что они воюют за Афганистан, и не собираются вмешиваться в дела за его пределами. А это один из ключевых моментов, который в современной системе национальных государств делает талибов договороспособными в глазах Запада, даже после долгих 18 лет войны.

В-третьих, несмотря на подобный национализм, талибы провозглашают открытость международному сотрудничеству, допуская даже возможность партнерства Афганистана с США. При этом, четким условием для такого сотрудничества ставится соответствие исламским принципам. Этих же принципов будет придерживаться внутренняя жизнь афганцев, с особой оговоркой о том, как Ислам гарантирует права женщин.

И наконец, нельзя не отметить просто саму талибскую дипломатию. Спустя почти 20 лет войны с многочисленной международной коалицией талибы не призывают к убийствам западных обывателей, терактам и бездумной «хиджре» на земли Исламского эмирата Афганистан, как это делают некоторые другие группировки. Они обращаются со словами мира и доброй воли через одну из важнейших американских газет. И судя по многочисленных отзывам оппонентов, для которых колонка op-ed Хаккани в NYT стал очередной победой талибов, они безошибочно попали в цель.

* - запрещены в РФ

 

Источник: ИА ГИ

21.02.2020