«Китайско-пакистанский экономический коридор»: что подразумевают заключенные Исламабадом и Пекином соглашения

20–21 апреля председатель КНР Си Цзиньпин нанес официальный визит в Пакистан. Высокому китайскому гостю была оказана встреча самого торжественного характера. Были речи, встречи и переговоры. Стороны подписали 51 меморандум о понимании. Стоимость этих деклараций о намерениях оценивается в 46 млрд долларов США. Из этой суммы расходы первого этапа составляют 28 млрд. Предполагается, что они будут реализованы в течение 10–15 лет.

Эти громадные средства, выделяемые в основном Китаем, должны пойти на две цели — создание так называемого «китайско-пакистанского экономического коридора» и развитие пакистанской энергетики.

Для КНР наибольшую ценность представляет реализация первой цели. Речь идет о строительстве железных и шоссейных дорог (транспортной инфраструктуры) между Синьцзяном (Синьцзян-Уйгурским автономным районом Китая) и Макранским побережьем Пакистана. Планы такого строительства начали выполняться в самом начале нынешнего столетия. Визиты премьера Госсовета КНР Чжу Жунцзи весной 2001 года и премьера Вэнь Цзябао весной 2005 года дали толчок сооружению крупного морского порта Гвадар, расположенного в 400 км от Ормузского пролива, ведущего в Персидский залив. Работы по сооружению трех многофункциональных причалов были завершены к 2007 году, но столкнулись со сложностями в связи с нестабильной обстановкой в пакистанской провинции Белуджистан, где находится Гвадар (подробнее о них см. написанную мной главу 10 «Юго-Западная дуга „Большой Восточной Азии“» в книге под ред. профессора А.Воскресенского «„Большая Восточная Азия“: мировая политика и региональные трансформации»). В 2008 году порт Гвадар был отдан под руководство Сингапурского портового управления, и работа на нем почти прекратилась. В начале 2013 года КНР вновь проявила к нему интерес и взяла на себя управление портом.

Ожидается, что принятые в апреле 2015 года решения обеспечат новые вложения в развитие порта, а он является ключевым для «китайско-пакистанского экономического коридора».

Другую важнейшую его часть составляет высокогорная трасса, именуемая Каракорумским шоссе. Торжественно открытая еще в 1978 году, она остается «узким местом» проекта в связи с исключительной сложностью рельефа и погодными условиями, заставляющими шоссейную дорогу «простаивать» все зимнее полугодие. Отсюда значение прокладки железной дороги через Каракорумский хребет: если эта задача будет решена, евразийский материк впервые прочно соединится по меридиану с мировым океаном.

На пути осуществления намеченных двумя сторонами планов — серьезные трудности, лежащие в двух сферах: безопасности и финансов. Менее сложной и жизненно важной для Пакистана представляется реализация намерений Пекина помочь Исламабаду смягчить кризисную ситуацию в энергетике. Главные проекты здесь связаны с разработкой угольных месторождений Синдской низменности.

Достигнутые в Исламабаде договоренности укрепляют «всепогодную» дружбу, давно (с начала 1960-х годов) установившуюся между двумя соседними странами. При этом, учитывая, что существование границы между ними оспаривается Индией, заявляющей о своих претензиях на фактически подконтрольную Пакистану часть бывшего княжества Джамму и Кашмир, по которой и проходит Каракорумское шоссе, китайско-пакистанское взаимопонимание не слишком радует Дели.

Впрочем, официальные индийские представители публично заявили, что они приветствуют усилия по укреплению пакистанской экономики и не видят для Индии угрозы в сооружении «китайско-пакистанского экономического коридора». На самом деле же Индию все это не может не тревожить, особенно потому, что «коридор» не будет, вероятно, лишен и военно-стратегического значения. Вместе с тем, до конкретной и ощутимой реализации намеченных планов еще далеко. Индия разыграет свою партию в геополитической игре во время запланированного на май этого года визита премьер-министра Н.Моди в Пекин.

Не стоит опасаться и попадания Пакистана в «объятия» Китая, как о том пишут некоторые СМИ. Исламабад давно уже эффективно использует три внешние опоры — США, Саудовскую Аравию и Китай. Пакистано-китайское согласие, скорее всего, приветствуется Вашингтоном. Там надеются, что это, может быть, укрепит внутреннюю стабильность и экономическое состояние Пакистана, а в перспективе направит энергию Китая в сторону от взаимодействия с Россией, что на данном этапе представляется американцам, по-видимому, главной угрозой.

Вячеслав Белокреницкий, д.ист.н., к.экон.н., профессор

Источник: Портал МГИМО

29.04.2015