«Newsweek»: Почему американские авиаудары в Афганистане сейчас могут быть опаснее для гражданских лиц

В связи с сокращением числа войск и военных, которые обеспечивают разведданные, американские авиаудары в стране сейчас зависят от местных партнеров и крайне ограниченной информации с дронов.

Ранее в этом году, в разгар войны между правительственными силами и талибами, Мухаммад Ихлас из южной провинции Гильменд, пересек линии фронта, чтобы встретиться со своим братом полицейским, которого недавно захватили в плен боевики.

После короткой и нервной поездки Ихлас прибыл в талибскую самодельную тюрьму – простое бетонное здание с огороженным стенами двором. Боевики вывели его брата, Мухаммада Расула, во двор, Ихлас поговорил с ним и попросил его освободить. Талибы отказались, и Ихласу пришлось отправляться домой. Он боялся, что однажды получит по телефону страшное известие о смерти своего брата.

Спустя неделю, 25 августа, ему действительно позвонили – его брат мертв. Но убили его не талибы. Это был загадочный авиаудар, сравнявший с землей то здание, где его держали в заключении.

Сначала ответственность за авиаудар взяла на себя афганская сторона, но спустя несколько дней они отказались от своих первоначальных заявлений. В интервью генерал Абд ур-Разик Шерзай, командующий ВВС южного Афганистана, заявил, что его самолеты в уезде Над Али провинции Гильменд ударов не наносили.

Американцы заявили, что ответственность за авиаудары несут они. Однако они отрицали гибель пленных или гражданских. «Мы по-прежнему уверены в том, что потерь среди гражданских лиц или пленных не было», - сказал американский военный представитель.

Однако сразу несколько источников, в том числе местное полицейское командование, в интервью настаивают на том, что они лично знают друзей и родственников убитых во время тех авиаударов, а местные старейшины утверждают, что во время авианалета погибли от 25 до 38 человек.

Такие противоречивые сообщения заставляют людей типа Ихласа чувствовать раздражение и полную беспомощность. Он говорит, что потерял во время авианалета не только брата, но и племянника и шурина.

Как он говорит, «из меня как будто всю душу вынули».

«Более высокий риск».

К началу 2015 года американская война против талибов должна была закончиться. Президент Барак Обама сократил численность войск – с приблизительно 100 тысяч до 10 тысяч, большая часть которых осталась только для того, чтобы заниматься подготовкой афганских сил безопасности. Американские самолеты продолжали убивать боевиков, лояльных «Аль-Каиде» и Исламскому государству (запрещено в России – прим. ред.), но авиаудары по талибам были разрешены только в качестве самообороны.

Было, однако, сделано одно исключение: американские самолеты могли наносить удары по талибам в том случае, если афганским союзникам угрожал разгром. Этот сценарий стал повторяться все чаще и чаще, поскольку вооруженная оппозиция смогла воспользоваться вакуумом безопасности, созданным после вывода американских войск в 2014 и 2015 годах. 3а эти два года потери среди афганских сил безопасности подскочили почти на 30 процентов. В минувшем сентябре талибы установили контроль над большей частью города Кундуза на севере страны. Американские коммандос должны были помочь афганским силам вернуть его, и американская боевая авиация должна была их поддержать. В пылу сражения США случайно разбомбили госпиталь «Врачей без границ», погибли 42 человека, врачи и пациенты.

Позднее, поскольку талибы продолжали боевые действия в провинциях Кундуз и Гильменд, США изменили правила. В июне США объявили, что отныне их силам будет позволено действовать против талибов более активно.

Это привело к аномальной ситуации – к полномасштабной войне в воздухе, но без сколько-нибудь значительного присутствия американских сил на земле, которые могли бы предоставить надежные сведения разведывательного характера, на которые можно было бы полагаться при нанесении ударов с воздуха. Теперь США полностью зависят от своих афганских партнеров и весьма ограниченной информации с дронов.

«Поскольку американские и коалиционные войска участвуют в непосредственных боестолкновениях, целеуказание осуществляется главным образом с воздушных наблюдательных пунктов или по данным от афганских сил безопасности», - говорит Крис Коленда, в прошлом служивший в Афганистане, а теперь один из соавторов аналитического доклада по жертвам среди гражданского населения для фонда «Открытое общество» - организации, предоставляющей гранты на правозащитную деятельность.
«Таким образом, возрастает риск гражданских потерь, - добавляет он, - Вы гораздо меньше знаете о том, что происходит на самом деле».

«Никому не было дела».

Даже и до этих смертоносных авиаударов, у сил безопасности в Над Али было более чем достаточно оснований для раздражения и недовольства США и их партнерами в афганском правительства. Талибы продвигались к уездному центру, афганские силы безопасности пытались отбросить их назад.

У Мухаммада Гуля брат служил в полиции в Над Али. Его звали Шади Хан. Ему приходилось работать так, что его семья его практически не видела. «Он хотел служить Афганистану и его народу», - вспоминает Гуль.

Этим летом брат позвонил Гулю и попросил его обратиться к местному начальству с просьбой прислать подкрепления. Пост Хана подвергался нападениям уже 24 часа. Когда Гуль добрался до начальства в Лашкаргахе, столице провинции, то, по его словам, там «никому не было дела».

Через несколько часов Хан еще раз позвонил Гулю. 3ная, что их скоро возьмут в плен, он попросил Гуля передать привет семье и молиться за него. «Это был его последний звонок нам, - сказал Гуль, - больше мы с ним не разговаривали».

Через несколько недель Гуль услышал об авиаударе и поехал в Лашкаргах в полицейское управление по Над Али. Там он и увидел тело своего брата – до сих пор в наручниках. Там было еще четыре тела, и тоже в кандалах.

Сардар Мухаммад, опытный солдат, командовал одним из полицейских подразделений в боях в Над Али. Когда его подчиненные приняли на себя основной удар летнего наступления талибов, никто не откликнулся на его призывы прислать подкрепление. В конце концов талибы захватили полицейский пост и взяли в плен троих его подчиненных, в том числе Шади Хана и Мухаммада Расула. Всего же в момент нанесения авиаудара талибы удерживали в тюрьме Над Али девятерых людей Мухаммада.

На видео, выложенном на новостном канале талибов после авиаудара, были продемонстрированы интервью с заключенными (стандартная процедура после задерания), которые были записаны еще до происшествия. Первая часть интервью – с бойцами АНА, которых талибы вяли в плен. Они выглядели спокойными и говорили, что сдались талибам добровольно.

Во второй части интервью заключенные, в том числе и люди Мухаммада, выглядели гораздо более нервно. Хан, одетый в тонкую рубашку, отвечал на вопросы осторожно, талибов особенно не хвалил. Расул, молодой человек с густыми усами, одетый в пурпурную рубашку, слегка хмурился, когда отвечал на вопросы.

Теперь Мухаммад пытается получить для членов семей своих подчиненных компенсации. «Прямо сейчас у меня сидят семьи моих солдат. Некоторые в ярости и спрашивают меня, почему они погибли, а я их не защитил», - говорит он.

«Я сам видел тела моих бойцов, когда их привели в полицейский участок в Лашкаргахе. Врачи снимали цепи. Было очень больно видеть их мертвыми, но еще хуже – видеть у них на ногах цепи и замки», - говорит он.

Пленные или предатели?

Талибы отреагировали на трагедию в Над Али очень быстро, сразу же после авиаудара опубликовав заявление, в котором объявили, что 22 бойца афганских сил безопасности погибли от рук американцев. В видео, которое они выложили в своей новостной сети, талибы заявили, что собирались освободить заключенных – правда, никаких подтверждающих доказательств представлено не было.

Согласно официальным сообщениям от афганских властей в самых первых новостных сообщениях, в результате авиаудара в Над Али просто погибли 24 бойца талибов. Губернатор Гильменда Хаятулла Хаят признал, что некоторые погибшие могли быть сотрудниками сил безопасности, но настаивал на том, что это предатели, которые перешли на сторону боевиков.

«Когда мы проводили разведку местности, мы видели, что все люди как внутри базы, так и снаружи, были вооружены, - говорит он, - Так что мы можем сказать, что все убитые в результате авиаудара были вооружены, и нам не важно, талибы это, пакистанцы или бывшие солдаты, которые теперь воюют за талибов».
Для Гуля, чей брат был убит в результате авианалета, такие обвинения звучат чудовищно. «Мой брат был в цепях, когда мы его увидели, - сказал он, - нам было очень тяжело слышать от властей такие обвинения».

Источник: «Newsweek»
См. также: ]]>https://www.thebureauinvestigates.com/2017/01/04/us-air-strike-killed-afghan-police-held-taliban-prison/]]>

07.01.2017