Project Syndicate: успехи США в Афганистане оставляют желать лучшего

В январе 2018 года президент Афганистана Ашраф Гани публично признал, что без американской поддержки его правительство и афганская национальная армия (АНА) не смогут долго продержаться. К настоящему моменту ничего не изменилось: афганское правительство находится в замешательстве, а АНА едва сдерживает давление со стороны боевиков, возглавляемых талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ), пишет Амин Сайкал в статье для издания Project Syndicate.

Тем не менее президент США Дональд Трамп, по вполне понятным причинам, хочет, чтобы Вашингтон наконец урегулировал ситуацию в Афганистане. С другой стороны, учитывая сложную сеть противоречивых интересов в Афганистане, отдельные усилия США и России по достижению прочного урегулирования могут не увенчаться успехом.

Ухудшение ситуации в сфере безопасности — это не первоочередная проблема, с которой сталкивается Афганистан. Несмотря на тяжёлые потери афганских военных (более 45 тыс. человек с середины 2014 года), талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) так и не смогли укрепиться ни в одном крупном городе. Поддержка со стороны США и других союзников Афганистана сыграла решающую роль в противостоянии боевикам.

Скорее всего, в основе осложнения ситуации в сфере безопасности лежат политические причины. Запад надеялся на то, что администрация бывшего президента Афганистана Хамида Карзая, а затем правительство нынешнего афганского президента Гани будут стремиться к укреплению национального единства и институционализации политики, но вместо этого возобладала традиционная политическая практика «разделяй и властвуй». Разделение прошло по этническому, племенному, языковому и культурному признакам. За фиговым листком фиктивной демократии афганские лидеры сосредоточились на укреплении личной власти и влияния за счёт национальных интересов.

Поэтому неудивительно, что с 2001 года афганское правительство почти полностью зависит от поддержки США и других союзников. В результате Афганистан стал уязвим к конкурирующим интересам своих соседей, в частности Пакистана. Афганский конфликт в настоящее время тесно связан с индо-пакистанским спором, соперничеством между Ираном и Саудовской Аравией, пакистано-саудовским стратегическим партнёрством. На конфликт в Афганистане также оказывают влияние конкуренция между США и Россией, пакистано-китайское сотрудничество и периодическая напряжённость на индийско-китайской границе. Афганистан оказался в центре многочисленных региональных противоречий и конкурирующих интересов. Всё это представляет собой ещё одно препятствие на пути политического урегулирования.

Недавние усилия США по достижению политического урегулирования пока не увенчались успехом. Специальный представитель США по примирению в Афганистане Залмай Халилзад, который начал свою миротворческую миссию в сентябре 2018 года, не смог добиться сколь-нибудь значительного прогресса в переговорах. Халилзад столкнулся с недоверием со стороны афганских лидеров, включая Гани, и других региональных правительств. Специальный представитель США исключил Иран — одного из наиболее влиятельных соседей Афганистана — из процесса консультаций. В Исламабаде и в Москве к Халилзаду относятся с подозрением, учитывая его прошлые антипакистанские взгляды и критику региональных амбиций России.

Единственное, чего Халилзад смог добиться от талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) после ряда встреч с их представителями в Дохе, — это обещание того, что талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не позволят другим группировкам использовать территорию Афганистана для организации нападений против США и их союзников. Но талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) заявили о том, что они выполнят своё обещание только при условии вывода всех иностранных сил с территории Афганистана. Халилзад так и не смог убедить боевиков в необходимости переговоров с афганским правительством или изменить их точку зрения, согласно которой афганское правительство — это всего лишь марионетка в руках США.

Между тем Россия реализует собственные миротворческие инициативы. С конца 2018 года в Москве прошло несколько многосторонних встреч. Среди участников были представители талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ), афганские высокопоставленные лица (во главе с Карзаем, который теперь критикует США за их неспособность обеспечить стабильность и безопасность в Афганистане), представители соседних государств и Индии. Но поскольку талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) отказываются прекратить огонь, не говоря уже об урегулировании других вопросов, эти встречи не принесли ощутимых результатов.

Если усилия США и России не приведут к долгосрочному политическому урегулированию в Афганистане, то пять постоянных членов Совбеза ООН могли бы попытаться достичь консенсуса между собой и принять резолюцию на основе главы VII Устава ООН, которая предусматривает действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии. Цель этой резолюции заключалась бы в том, чтобы остановить борьбу конкурирующих интересов на афганской территории, содействовать упорядоченному выводу американских и союзнических сил из страны, а также обеспечить геополитический нейтралитет Афганистана.

REGNUM

14.06.2019