Следующее поле сражения в гибридной войне США против Ирана и России – Афганистан

Дискуссия о будущей политике Вашингтона в отношении Тегерана вращается вокруг трех основных вариантов, касающихся соглашения о ядерной программе Ирана: легитимизация сделки; отмена, временная приостановка и пересмотр; прямое аннулирование. Эта дискуссия достигла лихорадочного напряжения, когда администрация Трампа наконец завершила свой долгожданный пересмотр политики в отношении Ирана.

Однако, за заголовками скрывается угрожающая тенденция, которая делает горячие точки мира, такие как Афганистан, еще более горячими. Российско-иранский «союз нечестивых» на продолжает искать проблемы во всех неподобающих местах, стремясь быть одновременно и пожарным и поджигателем. Без всеобъемлющей стратегии, которая устранила бы эту новую ось нестабильности, пожары в Афганистане будут только разрастаться.

Афганистан – площадка для имперских игр?

Как известно, в Афганистане Соединенные Штаты ведут самую продолжительную войну в своей истории. Недавно опубликованный ежеквартальный отчет Специального генерального инспектора по восстановлению Афганистана рисует тревожную картину: по состоянию на май 2017 года 11,1 процента районов на территории страны остаются под контролем боевиков, что на два процентных пункта больше, чем в аналогичный период 2016 года.

На фоне ухудшающейся обстановки в сфере безопасности Кремль и Тегеран пытаются убедить всех, что они находятся на переднем крае борьбы с экстремизмом. Москва почти прямо признала, что делится разведданными с талибами. Однако, русские заявляют, что делают это для борьбы с группировкой ДАИШ, и что они по-прежнему привержены мирному процессу. То же касается и Ирана, который недавно предложил свои миротворческие услуги.

Однако, Россия и Иран ведут двойную игру. Согласно поступающим сообщениям, официальные лица США утверждают, что существуют разведданные о том, что Россия предоставляет деньги и оружие «Талибану», в частности, пулеметы, и что эта тенденция усилилась в течение последних полутора лет. Министр обороны США Джеймс Мэттис публично осудил эти действия Москвы во время своего визита в Афганистан в октябре.

Имеются также многочисленные сообщения от афганских чиновников на местах. Губернатор округа в провинции Кундуз утверждает, что стрелковое оружие, ракетные пусковые установки, наличные деньги и боеприпасы поступают «Талибану» из России через Таджикистан. Утверждается также, что Путин предоставил мобильную клинику и лекарства для лечения раненых боевиков в провинции Гильменд, где идет ожесточенная борьба между талибами и международно признанным правительством президента Ашрафа Гани. И, наконец, поступают сведения о том, что российские военные советники прибыли в провинцию Баглан для поддержки движения «Талибан».

Тегеран тоже не остается простым наблюдателем: эта муллакратия систематически подрывает интересы администрации Ашрафа Гани. В январе афганские провинциальные чиновники обвинили Иран в том, что он препятствовал реализации государственных проектов в области водоснабжения и энергетики, используя талибов в качестве исполнителей. По словам губернатора провинции Гильменд, Корпус стражей исламской революции предоставил талибам современные вооружения, такие как минометы и переносные ракетные пусковые комплексы, чтобы они могли атаковать объекты государственной инфраструктуры с целью отвода водных ресурсов реки Гильменд в своих интересах.

Новая стратегия

Несмотря на растущую очевидность того, что Россия и Иран являются субъектами дестабилизации, эта их роль явно отсутствовала в сделанном администрацией Трампа докладе о перспективах политики США в Афганистане. В своей августовской речи, где говорилось о необходимости увеличения численности войск, президент Трамп ни разу не упомянул и не осудил их, несмотря на призывы к афганскому руководству «нести свою долю военного, политического и экономического бремени». И в его замечаниях в пятницу, посвященных проблеме сдерживания Ирана, Афганистан и «Талибан» были лишь мельком упомянуты.

Как президент Гани может достичь успеха, когда его собственное правительство делегитимизируется иностранными силами? Это происходит несмотря на обеспокоенность президента Трампа по поводу «20 военизированных террористических организаций, действующих в Афганистане и Пакистане против сил США – самая большая концентрация во всем мире». Иран и Россия поддерживают и усиливают как минимум одну из таких организаций.

Итак, что же делать?

Во-первых, администрации Трампа было бы разумно принять стратегию «сначала боевые действия, а затем переговоры», чтобы использовать дополнительные рычаги влияния на не поддающийся урегулированию военный конфликт до продвижения вперед мирного процесса. Иранцы и русские, оказывается, осуществляют параллельную стратегию: имеются сообщения о том, что Кремль поддерживает «Талибан», используя Иран в качестве предохранителя, чтобы расширить свое влияние на возможные мирные переговоры. Путин и верховный лидер Ирана быстро меняют обстановку на местах, способствуя продвижению «Талибана» — деньгами, материалами и рабочей силой. Новые развертывания американских сил в Афганистане – это шаг в правильном направлении.

Во-вторых, Вашингтону необходимо использовать свое влияние, а также военную и экономическую помощь правительству Гани, чтобы улучшить экономическую обстановку в глубоко обнищавших шиитских общинах страны.

По данным группы Всемирного банка, около 39 процентов афганцев живут за чертой бедности, около 70 процентов населения трудоспособного возраста являются неграмотными, а безработица среди молодежи составляет 28 процентов. Государственный департамент США написал в 2016 году: «социетальная дискриминация в отношении шиитов-хазарейцев продолжалась наряду с классовой, расовой и религиозной, в форме вымогательства денег за счет незаконного налогообложения, принудительного труда, физического насилия и лишения свободы».

Такое лишение гражданских прав приводит к тому, что афганские шииты восприимчивы к иранскому влиянию. Так, тысячи из них были рекрутированы Ираном для военных действий в Сирии, путем обещания жилья, ежемесячной зарплаты в 600 долларов и даже возможности трудоустройства в Иране после завершения мисси. Коалиция Гани отчаянно нуждается в том, чтобы ее воспринимали как альтернативу, заслуживающую большего доверия.

И, наконец, президент Трамп должен осознать, что Россия является геополитическим противником Америки во всем мире, а не ее партнером. Кремль использует в Афганистане такие же методы, как и в Сирии. В Дамаске риторика Москвы изображает ее вмешательство как контртеррористическую миссию против группировки ДАИШ, в то время как на самом деле она преследует совершенно другую цель – помощь кровавому режиму Башара аль-Асада. В Кабуле Москва может хвастаться своей ролью миротворца, но многочисленные сообщения свидетельствуют о том, что она лишь создает новые проблемы.

Источник: «The Hill»

Перевод: Игорь Абрамов

26.10.2017