Внутренне перемещенные лица: на грани гуманитарной катастрофы

В результате ухудшающейся обстановки в области безопасности в 2016 году в Афганистане свыше полумиллиона человек вынуждены были покинуть свои дома и бежать из районов боевых действий, оказавшись на положении внутренне перемещенных лиц (ВПЛ).

По данным Управления ООН по координации гуманитарных вопросов (UNOCHA), за период с 1 января 2016 года по 12 декабря 2016 года в Афганистане на положении ВПЛ оказались 583,174 человека, то есть 84,710 семей. Из них 23 процента – это взрослые мужчины, 22 процента – женщины. Более половины, то есть 56 процентов – дети в возрасте до 18 лет. При этом 18 процентов ВПЛ находятся в районах, недоступных для международных организаций. То или иное количество ВПЛ зафиксировано из 31 провинции (203 уезда из 399), то есть практически из всех провинций, кроме трех (Бамиана, Панджшера и Кабула). Принимают же ВПЛ все 34 провинции (133 уезда из 399).

Наибольшее количество ВПЛ в 2016 году – из провинций Кундуз, Урузган, Фарах и Гильменд. Основной поток ВПЛ в 2016 году приняли на своей территории провинции Гильменд, Тахар, Фарах, Кундуз и Кандагар. Таким образом, большая часть людей остается в своих регионах.

Самым тяжелым стал октябрь месяц. Талибам удалось на несколько дней захватить Кундуз – административный центр одноименной провинции. Затем он был отбит правительственными войсками. Кроме того, талибы предпринимали попытки наступления на Фарах на западе страны, Майману (провинция Фарьяб на севере) и Лашкаргах, административный центр провинции Гильменд на юге.

В целом по регионам ситуация в 2016 году сложилась следующим образом: северо-восточный регион - 198,427 человек, южный – 173, 274 человека, западный – 90,963 человека, северный – 58,918 человек, центральный столичный – 33,471 человек, юго-восточный – 22,259 человек, восточный – 14,063 человека, центральный высокогорный – 186 человек.

Северо-восточный регион.

Наиболее тяжелая ситуация с ВПЛ сложилась в этом году в северо-восточном регионе (провинции Бадахшан, Тахар, Кундуз и Баглан, из которых Кундуз, Тахар и Бадахшан – приграничные с Таджикистаном и Узбекистаном). В этих провинциях свои дома вынуждены были покинуть в общей сложности 198,427 человек, то есть 28,360 семей. Из них 22 процента - взрослые мужчины, 21 процент – женщины, 57 процентов – дети в возрасте до 18 лет. 12 процентов территории недоступны. ВПЛ зарегистрированы во всех четырех провинциях (в 19 уездах из 399). Соответственно, все четыре провинции (и 14 уездов из 399) принимают ВПЛ. Пик пришелся на октябрь – 93,527 человек, что связано с захватом Кундуза талибами и попытками правительственных войск вернуть контроль над городом.

В течение года ситуация выглядела следующим образом: январь – 30,394 человека, февраль – 3,967 человек, март – 9,485 человек, апрель – 15, 771 человек, май – 2,121 человек, июнь – 7,658 человек, июль – 21, 700 человек, август – 5,950 человек, сентябрь – нет, октябрь – 93,527 человек, ноябрь – 7,812 человек, декабрь – 42 человека.

Наибольшее число ВПЛ бежали из провинции Кундуз - 146,762 человек. Далее идут Баглан – 35,826 человек, Бадахшан – 11, 543 человека и Тахар – 4, 296 человек. Распределение ВПЛ, размещенных в северо-восточных провинциях, следующее: в Кундузе насчитывается 62,090 человек, в Тахаре - 79,861 человек, в Баглане - 38,549 человек, в Бадахшане – 17,927 человек.

Стоит отметить, что в большинстве случаев люди либо остаются в своей провинции, либо уезжают в соседние северные. Несмотря на незначительный отток на юг (в основном в сторону столичного региона), массового перемещения людей из северных регионов в южные не отмечено.

В провинции Кундуз число ВПЛ составило 146,762 человека, то есть 20, 966 семей. Из них 22 процента – взрослые мужчины, 21 процент – женщины, 57 процентов – дети до 18 лет. 9 процентов территории недоступны. ВПЛ из провинции Кундуз находятся в общей сложности в 4 провинциях (из 34) и 9 уездах (из 399). Наибольшее число ВПЛ – из самого Кундуза и одноименного уезда – 116,536 человек. При этом около половины (61,229 человек) здесь же и остались. Остальные уехали в другие провинции – в Талукан (провинция Тахар) – 49,182 человека, а также в Пули-Хумри (провинция Баглан), в Файзабад (провинция Бадахшан), в Рустак (провинция Тахар). Тем не менее часть ВПЛ из Кундуза оказалась в Кабуле и других регионах. Из уезда Дашти Арчи – 25,543 человека ВПЛ. Из них 1,568 человек бежали в Кундуз. Остальные – в Имамсахиб (266 человек), Бахарак (5,131 человек), Талукан (2,198 человек), Хваджагар (10,178 человек) и Дашти Калу (6,202 человек). Из района Калаи Зал – 2,926 человек, из которых 2,352 бежали в Кундуз, 574 – в Имамсахиб. Из Ханабада – 1,183 человека, которые все бежали в Кундуз.

Таким образом, люди в основном остаются либо в своих провинциях, либо в соседних, но в пределах региона.

Стоит отметить, что ВПЛ в северо-восточном регионе стали появляться только с 2014 года, далее тенденция идет по нарастающей. Этот год стал самым неблагоприятным.

В провинции Баглан насчитывается 35,826 человек, то есть 5,118 семей. Взрослых мужчин - 22 процента, женщин - 21 процент. 57 процентов – дети до 18 лет. 22 процента территории недоступны. В течение года ситуация развивалась следующим образом: январь – 26,551 человек, апрель - 6,580 человек, июнь - 210 человек, август – 2,485 человек. Обострение обстановки произошло только в этом году, до этого здесь все было спокойно. Все ВПЛ – в Пули Хумри, включая 2,485 человек, бежавших сюда из района Дахана-и Гури.

В провинции Бадахшан в 2016 году на положении ВПЛ оказались 11,543 человека, то есть 1,659 семей. Из них 22 процента – это взрослые мужчины, 21 процент – женщины. 57 процентов – дети до 18 лет. Сейчас ВПЛ из Бадахшана находятся в четырех уездах двух провинций – в самом Бадахшане (11,536 человек) и в Кундузе (там, правда, их всего семь человек). Бежали главным образом из районов Джорма (5,495 человек), Вардуджа (3,087 человек), Ямгана (1,659 человек) и Тагаба (1,281 человек). Наибольшее число ВПЛ оказалось в уезде Бахарак (5,446 человек), в Файзабаде (4,809 человек) и Кешеме (1,281 человек). В течение года ситуация развивалась следующим образом: февраль – 3,591 человек, апрель – 560 человек, июнь – 7,175 человек, июль - 217 человек. В прошлом году – февраль - 69 человек, апрель – 3,892 человек, май – 1,653 человек, август – 661 человек. До 2014 года включительно обстановка в провинции оставалась спокойной, ВПЛ практически не было.

В провинции Тахар зарегистрировано 4,296 ВПЛ, то есть 617 семей. 21 процент – взрослые мужчины, 21 процент – женщины. 58 процентов – дети до 18 лет. При этом Тахар принимает на своей территории 79,861 человека ВПЛ, главным образом из других провинций. Почти все местные ВПЛ (4,037 человек) – из уезда Даркад, который сначала переходил под контроль талибов, а потом был отбит. Большая часть ВПЛ там и осталась (3,183 человека), остальные бежали в Ходжа Багауддин (854 человека). Обстановка в течение года складывалась следующим образом: январь - 2807 человек (это связано с операциями по освобождению Даркада), февраль - 376 человек, апрель - 854 человека, июль - 245 человек. В 2015 году: июнь - 5,536 человек, июль - 2684 человека, октябрь - 15,672 человека (как раз в октябре талибы взяли Даркад). В предыдущие годы обстановка в провинции была спокойной и никаких ВПЛ там не было.

Южный регион.

Уже много лет подряд сохраняется тяжелая обстановка в области безопасности в южном регионе – в провинциях Урузган, Гильменд, Кандагар, Забуль и Нимроз. Там свои дома вынуждены были покинуть 173,274 человека или 25,094 семьи. Из них 23 процента –взрослые мужчины, 22 процента – женщины, 55 процентов – дети в возрасте до 18 лет. При этом 42 процента территории недоступны – либо они находятся под контролем талибов, либо там идут бои.

В Нимрозе местных ВПЛ 109 человек, при этом провинция принимает 2,257 человек. В Гильменде 75,881 человек ВПЛ, на своей территории провинция принимает 66,097 человек. В Урузгане 73,594 ВПЛ, провинция принимает 57,007 человек. В Кандагаре 11,428 ВПЛ, провинция принимает 42,304 человека. В 3абуле 4,041 человек ВПЛ, провинция принимает 5,609 человек. Также в южный регион уехали часть ВПЛ из соседних Фараха (1,680 человек) и Дайкунди (472 человек). ВПЛ принимают на своей территории все пять провинций южного региона и 35 уездов (из 399).

В течение года ситуация складывалась следующим образом. Пиковыми оказались сентябрь – 37,445 человек и август – 36,198 человек. Январь – 9,098 человек, февраль – 7,664 человека, март – 22,286 человек, апрель – 6,748 человек, май – 7,932 человека, июнь – 2,904 человека, июль – 3,940 человек, август – 36,198 человек, сентябрь – 37,445 человек, октябрь – 21,265 человек, ноябрь – 17,227 человек, декабрь - 567 человек.

Из провинции Урузган зарегистрировано 73,594 ВПЛ. Большая часть осталась здесь же – 55,069 человек. Остальные разъехались в Кандагар (23,026 человек) и 3абуль (1,568 человек). Основной поток ВПЛ – из Таринкота (46,794 человека), где в сентябре были попытки наступления талибов. Большая часть (30,957 человек) здесь же и осталась. Остальные уехали в Какар (провинция 3абуль, 665 человек), Дайчопан (3абуль, 903 человека), Аргандаб (провинция Кандагар, 188 человек), Шахваликот (провинция Кандагар, 455 человек) и 22,358 человек в провинцию Кандагар в уезд Данд. Из уезда Дехрахвуд 20,277 человек ВПЛ, из них 19,213 человек здесь же и остались, остальные (1,064 человека) уехали в Таринкот. Отмечены и более мелкие перемещения людей из деревень в сельской местности в административные центры уездов и в сам Таринкот. 27 процентов территории недоступны.

В провинции Гильменд 75,881 человек ВПЛ, то есть 11,352 семьи. 22 процента – взрослые мужчины, 22 процента – женщины, 57 процентов – дети в возрасте до 18 лет. При этом 51 процент территории недоступен – либо контролируется талибами, либо там идут бои. ВПЛ зафиксированы из 11 уездов. Кроме того, 9,316 ВПЛ из Гильменда осели в Кандагаре, 468 ВПЛ - в Нимрозе. Таким образом, ВПЛ из Гильменда принимают 3 провинции и 16 уездов (из 399). На своей территории провинция принимает 66,097 человек.

В течение года ситуация складывалась следующим образом: январь – 6,149 человек, февраль – 3,154 человека, март – 3,213 человек, апрель – 1,778 человек, май – 5,853 человека, июнь - 2,597 человек, июль - 2,227 человек, август – 22,013 человек, сентябрь - 1,260 человек, октябрь - 11, 598 человек, ноябрь - 4,452 человека, декабрь - 567 человек. Таким образом, пик пришелся на август. Это связано с тяжелыми боями под Лашкаргахом, когда талибы фактически взяли город в окружение. Кроме того, в течение летнего сезона боев ряд уездов, в частности, Над-Али, неоднократно переходил из рук в руки. Таким образом, основными районами оттока ВПЛ оказались Лашкаргах, Над-Али, Наваи Баракзай, Сангин и Гармсер.

При этом город и уезд Лашкаргах принял 37,295 ВПЛ. Так, из Над-Али в Лашкаргах уехали 17,791 человек, в обратном направлении - 672 человека. Из Навзада в Лашкаргах приехали 14 человек. Из уезда Муса Кала - 21 человек. Из Гармсера – 1,284 человека, из района Наваи Баракзай - 7,123 человека, из Каджаки – 123 человека. Из Лашкаргаха в Нахри Сарадж уехали 1,757 человек. Из уезда Над-Али - 30,839 ВПЛ, остались на месте только 6,660, остальные уехали в Зарандж (468 человек), Наваи Баракзай (303 человека), в Кандагар (в Данд, 203 человека), в Панджваи (822 человека), но главным образом в ближайший Лашкаргах (17,791 человек) и в Майванд (5,264 человека). Из района Наваи Баракзай 7,487 ВПЛ, на месте остались только 667 человек. Из Гармсера – 5,358 ВПЛ, из которых 3,507 остались здесь же. Из Сангина – 3,090 ВПЛ, из которых 1,365 остались здесь же. Относительно спокойный уезд Майванд соседней провинции Кандагар принял 5,999 человек.

Таким образом, подавляющее большинство ВПЛ остались в провинции. Люди переезжают из сельских районов в уездные центры или из уездных центров в провинциальный. Как представляется, потоки ВПЛ связаны больше не с присутствием в том или ином районе той или иной стороны боевых действий, а непосредственно с самими боевыми действиями.

Провинция Кандагар в основном принимающая. В Кандагаре зарегистрированы 11,428 ВПЛ, то есть 1,602 семьи. При этом 22 процента – взрослые мужчины, 21 процент –женщины, 57 процентов – дети до 18 лет. 19 процентов территории недоступны. Большинство кандагарцев осели здесь же (9,902 человека) и в соседнем Урузгане (1,526 человек). При этом Кандагар принимает 42,304 человека, главным образом в самом Кандагаре и в Майванде. В течение года обстановка складывалась следующим образом: январь – 2,514 человек, февраль – 2,381 человек, март – нет, апрель – 3,304 человека, май – 1,596 человек, июнь – нет, июль – 884 человека, август - 749 человек.

В 3абуле при собственных 4,041 ВПЛ, главным образом из Навбахара и Аргандаба, которые остались в своей провинции, она принимает 5,609 человек.

В провинции Нимроз при местных 109 ВПЛ провинция принимает 2,257 человек, главным образом из соседнего Гильменда. Отмечены также 1680 человек, приехавших в 3арандж из Гулистана (провинция Фарах).

3ападный регион.

Провинции западного региона - Фарах, Герат, Гор и Бадгис – на третьем месте по числу ВПЛ, здесь зарегистрировано 90,963 человека (13,302 семьи). 22 процента – взрослые мужчины, 21 процент – женщины, 57 процентов – дети до 18 лет.

В Фарахе 63,144 ВПЛ, на территории провинции находятся 50,960 человек. В Герате – 1,929 ВПЛ, на территории провинции находятся 21,042 человека. В Бадгисе 13,021 ВПЛ, на территории провинции находятся 12,346 человек. В Горе 8,421 ВПЛ, на территории провинции находятся 6,615 человек. Пик – 56,639 человек – пришелся на октябрь 2016.

Наибольшее число ВПЛ в провинции Фарах - 63,144 человек, большинство из которых остались в своей провинции (50,911 человек), часть бежала в Герат (12,233 человека). Местные ВПЛ (50,911 человек) - в уезде Фарах. Большинство остались в пределах уезда, но 11,668 человек перебрались в соседний Герат. Вместе с тем уезд Фарах сам принял людей из уездов Гулистан (616 человек), Балабулук (3,514 человек), Баква (280 человек) и ряда других. 6,118 человек бежали из Пушт Руда, причем 5,922 – в Фарах.

Стоит отметить, что несмотря на то, что большинство ВПЛ находятся в своих провинциях, тем не менее отмечены сравнительно дальние переходы, главным образом в Герат. Так, отдельные семьи или даже сотни людей добирались до Герата из Калаи 3ала (провинция Кундуз) и Наваи Баракзая (Гильменд). На территории провинции Герат находятся 21,042 ВПЛ, то есть 3,063 семьи. 22 процента – взрослые мужчины, 21 процент – женщины, 57 процентов – дети до 18 лет. Недоступных районов здесь нет. Три гератских уезда принимают людей из 9 провинций и 33 уездов. В Герате находятся ВПЛ также из Фараха, Гильменда, Урузгана, Гора, Бадгиса, Фарьяба и даже из относительно удаленных Кундуза (196 человек) и Баглана.

Северный регион.

В провинциях северного региона – Фарьябе, Джаузджане, Сари Пуле, Балхе и Самангане – зарегистрировано 58,918 ВПЛ, то есть 8,953 семьи. 22 процента – взрослые мужчины, 21 процент – женщины, 57 процентов – дети до 18 лет. 8 процентов территории недоступны. Пять провинций (12 уездов) северного региона принимают ВПЛ из 8 провинций (34 уездов).

В Фарьябе 32,901 ВПЛ, на территории провинции находятся 30,409 человек. В Джаузджане 3,477 ВПЛ, в провинции находятся 4,681 человек. В Сари Пуле 5,432 ВПЛ, провинция принимает 4,893 человек. В Балхе всего 140 ВПЛ, но при этом провинция принимает 15,743 человек. В Самангане 2,205 ВПЛ, провинция принимает 3,192 человек. Кроме того, в регионе имеются ВПЛ из Гора (14 человек), Кундуза (12,418 человек) и Баглана (2,303 человека).

Пик пришелся на октябрь – 29,058 человек. В феврале было 6,195 человек, в ноябре 4,851 человек.

Провинция Фарьяб - 32,901 ВПЛ. Большинство ВПЛ находится в Маймане (25,369 человек). Туда стекались ВПЛ из Кайсара, Алмара, Кухистана, Ширинтагаба и других районов той же провинции. Вместе с тем в провинции отмечено появление ВПЛ из соседних Джаузджана и Балха. Из района Хваджасабзпоста - 15,836 человек, большинство (13,847 человек) также бежали в Майману. Из уезда Паштункот 11,298 человек ВПЛ, лишь часть (3,360 человек) остались на месте. Остальные уехали в Нахри Шахи, Мазари-Шариф, но главным образом в Майману - 7,791 человек. ВПЛ из Фарьяба находятся в четырех провинциях, в том числе в Джаузджане, Сари Пуле и Балхе.

В провинции Джаузджан 3,477 ВПЛ, то есть 491 семья, которые находятся в двух провинциях – в Джаузджане (3,309 человек) и Фарьябе (168 человек, которые бежали из Акчи в Андхой). В Шибиргане находятся 1,811 человек, бежавших из районов Куштепа (1,204 человек), Дарзаба (229 человек), Акчи (259 человек) и ряда других районов провинции. В уезде Акча 1,813 ВПЛ, которые почти все (1, 498 человек) здесь и остались. Иными словами, практически все ВПЛ в Джаузджане остались в пределах провинции.

В провинции Сари Пуль 5,432 ВПЛ, провинция принимает 4,893 человека. ВПЛ из Сари Пуля находятся либо в своей провинции, либо в Джаузджане (266 человек бежали в Шибирган из Кохистаната, Сари Пуля, Созмакалы и Санчарака) и Балхе (в Мазари-Шариф бежали 322 человека из Сангчарака и уезда Сари Пуль). 4,844 ВПЛ находятся непосредственно в уезде Сари Пуль. Сюда бежали люди из Кохистаната, Санчарака, Саяда, Созмакалы и других близлежайших районов. Таким образом, большинство людей остались в своей провинции и бегут в основном в крупные города, главным образом в административный центр.

Провинция Балх - принимающая. Местных ВПЛ всего 140 человек, из которых 63 остались в Балхе, 77 уехали в Саманган. Зато на ее территории находятся 15,743 ВПЛ из пяти провинций, из которых 10,976 человек из Кундуза, а также из Баглана (2,205 человек), Сари Пуля (322 человека) и Фарьяба (2,177 человек). Пик пришелся на октябрь – 12,110 человек, что связано с событиями в Кундузе. Основной поток ВПЛ шел непосредственно в Мазари-Шариф (15,134 человека). Туда же из Фарьяба бежали 140 человек из Паштункота и 2,009 человек из Хваджасабзпуша и 21 человек из Гарзивана. Из Сари-Пуля бежали из самого Сари Пуля 287 человек и Сангчарака 35 человек. Из Баглана 371 человек из Дахана-и Гури. Из провинции Кундуз туда прибыли 10,535 человек из Кундуза, 7 человек из Дашти Арчи и 427 человек из Калаи Зала. В данном случае направление миграционных потоков достаточно очевидно, Балх – спокойная провинция.

В провинции Саманган 2,205 местных ВПЛ, провинция принимает 3,192 человек. Большинство местных ВПЛ (2,191 человек из Дараи Суфа и Айбака) остались в своей провинции, 14 уехали в Сари Пуль.

Юго-восточный регион.

Ситуация с внутренне перемещенными лицами в юго-восточном регионе (провинции Пактия, Хост, Пактика, Газни) представляет особый интерес, поскольку три провинции этого региона - Пактия, Хост, Пактика – прилегающие к полосе пуштунских племен, в первую очередь к Вазиристану. В течение 2015 года пакистанская армия проводила в Северном Вазиристане (общее название 3арб-и Азб, объявлена в декабре 2014 года после теракта в пешаварской армейской школе), а также в других регионах, контртеррористические операции по зачистке от боевиков «Техрик-и Талибан Пакистан» и других местных экстремистских организаций, а также от боевиков «Исламского движения Узбекистана» и других пришлых организаций. Как предполагается, часть боевиков могла уйти на афганскую территорию.

Как свидетельствует среднесрочная статистика, в юго-восточном регионе в 2012 и 2013 годах ВПЛ практически не было. Ситуация кардинально поменялась с 2014 года.

2014 год. Январь – 5,098 человек, февраль – 3,178 человек, март – 630 человек, апрель – 227 человек, май – 189 человек, июнь - 746 человек, июль - 339 человек, август – 2,299 человек, сентябрь – 3,915 человек, октябрь - 5,595 человек, ноябрь - 7,529 человек, декабрь – 2,055 человек. Пик пришелся на ноябрь - 7,529 человек.

2015 год. Январь – 4,364 человека, февраль – 84 человека, март – 1,095 человек, апрель – 1,167 человек, май – 2,205 человек, июнь - 772 человека, июль - 6,412 человек, август – 1,082 человека, сентябрь – 714 человек, октябрь - 1,289 человек, ноябрь - 232 человека, декабрь – нет. Пик пришелся на июль – 6,412 человек. Иными словами, год, когда проводились зачистки в Северном Вазиристане, оказался на афганской территории даже более спокойным, чем предыдущий.

2016 год. Январь - 1,455 человек, февраль - 455 человек, март – 1,131 человек, апрель - 404 человека, май - 38 человек, июнь - 37 человек, июль - 553 человека, август – 8,527 человек, сентябрь - 7,699 человек, октябрь - 1,960 человек.

Иными словами, между операциями пакистанских военных, уходом части пакистанских талибов в Афганистан и обстановкой в приграничных афганских провинциях нет прямой корреляции. Переход боевиков на афганскую территорию резкого обострения обстановки не вызвал.

Тем временем исламабадский Центр исследований FATA (FATA Research Centre, FRC) в ежеквартальных отчетах об обстановке в области безопасности зафиксировал в третьем квартале 2016 года тенденцию к постепенной деградации обстановки практические везде, кроме только что зачищенного Северного Вазиристана (См.: . ]]>http://frc.org.pk/wp-content/uploads/2016/11/Third-Quarter-final.pdf]]>)

Таким образом, представляется справедливым предположение, что пакистанские талибы ушли на афганскую территорию не для того, чтобы участвовать в боях на афганской территории, а чтобы отсидеться на афганской территории, как на своей тыловой базе, а потом при первой же удобной возможности начать возвращаться.

На территории юго-восточного региона находятся 22,259 ВПЛ, то есть 3,052 семьи. 17 процентов – мужчины, 22 процента – женщины. 61 процент – дети до 18 лет. 31 процент территории недоступен.

Четыре провинции региона (17 уездов) принимают на своей территории ВПЛ из 9 провинций (37 уездов). Сюда уезжали люди из Гильменда (10 человек), Урузгана (47 человек), Вардака (277 человек), Логара (18 человек) и из Баглана (38 человек). Несмотря на внешне широкую географию, цифры свидетельствуют о низкой мобильности ВПЛ и отсутствии массового притока ВПЛ из других регионов, в том числе северных.

В 2016 году в провинции Газни было 11,236 ВПЛ, провинция принимает 11,620 ВПЛ. В Пактике 2,673 ВПЛ, провинция принимает 2,673 человека. В Пактии 5,892 ВПЛ, провинция принимает 3,778 человек. В Хосте 2,068 ВПЛ, провинция принимает 4,188 человек. Также на территории провинций Хост и Пактика в лагерях живут люди из Северного Вазиристана.

ВПЛ из Газни все находятся в той же провинции. ВПЛ из Пактики – все находятся на территории той же провинции. ВПЛ из Пактии – в Пактии (3,740 человек) и в соседнем Хосте (2,152 человека). ВПЛ из Хоста находятся в Хосте (2,036 человек) и Газни (32 человека).

Восточный регион.

Провинции Восточного региона (Нанграхар, Лагман, Кунар, Нуристан) представляют тот же интерес, что и юго-восточные – в связи с возможным появлением на их территории боевиков из Пакистана. К тому же, в ряде уездов Нанграхара замечено участие в боях ДАИШ (запрещена в России – прим. авт.).

В среднесрочной перспективе данные таковы. 2012 и 2013 годы были сравнительно спокойными.

2014 год. Январь – 661 человек, февраль - 315 человек, март - 284 человека, апрель - 4,974 человека, май - 3,131 человек, июнь - 5,544 человека, июль - 836 человек, август - 1,525 человек, сентябрь - 2,919 человек, октябрь - 1,029 человек, ноябрь - 1,235 человек, декабрь - 4,984 человека. Таким образом, обстановка обнаружила тенденцию не к ухудшению, но скорее к постепенной деградации. Динамика соответствует традиционному летнему сезону боев в Афганистане.

2015 год. Январь - 1,580 человек, февраль - 582 человека, март - 762 человека, апрель - 663 человека, май – 81 человек, июнь - 3,671 человек, июль - 23,851 человек, август - 7,600 человек, сентябрь - 12,243 человека, октябрь - 531 человек, ноябрь - 10,088 человек, декабрь – нет. Налицо резкое ухудшение обстановки, но оно коррелируется главным образом с сезоном боев в Афганистане.

2016 год – январь - 1,506 человек, февраль - 909 человек, март – 373 человека, апрель - 114 человек, май – 1,076 человек, июнь - 7,345 человек, июль - 235 человек, август – 1,467 человек, сентябрь - 214 человек, октябрь - 380 человек, ноябрь - 444 человека, декабрь – нет. Год оказался гораздо спокойнее, чем предыдущий.

Таким образом, общая картина та же, что и в юго-восточном регионе – между операциями пакистанской армии, перемещениями боевиков и обстановкой в восточноафганских провинциях не просматривается прямой связи.

Стоит отметить, что в восточном регионе миграционная ситуация сейчас наиболее тяжелая во всем Афганистане, но это связано не с ВПЛ, а с массовым прибытием репатриантов из Пакистана, 60 процентов которых остается в Нанграхаре.

В Нанграхаре 8,285 ВПЛ, провинция принимает 8,489 человек. В Кунаре 3,297 ВПЛ, провинция принимает 3,527 человек. В Лагмане 1,512 ВПЛ, провинция принимает 1,599 человек. В Нуристане 702 ВПЛ, провинция принимает 448 человек. Четыре восточноафганские провинции (26 уездов) принимают ВПЛ из 6 провинций (39 уездов), включая Кундуз (51 человек) и Логар (16 человек).

В Нанграхаре 8,285 ВПЛ, провинция принимает 8,489 человек, то есть 1,317 семей. 32 процента – взрослые мужчины, 32 процента – женщины, 59 процентов – дети до 18 лет. 38 процентов территории недоступны. Провинция Нанграхар принимает ВПЛ из 5 провинций (22 уезда). Однако подавляющее большинство ВПЛ - местные (8,141 человек), приезжие из Логара (16 человек), Лагмана (16 человек), Кунара (87 человек) и Нуристана (29 человек) составляют крайне незначительное число. Пик пришелся на июнь – 6,708 человек. Основной поток ВПЛ - и уезда Кот (4,287 человек), причем многие остались в том же уезде (2,903 человек). 3начительную часть ВПЛ (2,552) составляют выходцы из Ачина, они разъехались по другим уездам все - там шли бои с ДАИШ и какое-то время уезд был под их контролем. Большинство ВПЛ остаются в уездных центрах, их присутствие в Джелалабаде минимально (всего 482 человека). В пределах провинции просматривается тенденция оттока людей с юга на север.

В провинции Кунар своих ВПЛ 3,297, большинство остались на месте (3,139 человек), остальные уехали в Нанграхар (87 человек) и Нуристан (71 человек). Основной поток ВПЛ (1,013 человек) – и Газиабада.

Центральный (высокогорный) регион.

Своеобразным «островком благополучия» на общем фоне представляются центральные провинции Дайкунди и особенно Бамиан. Войны там нет, следовательно, оттуда нет ВПЛ. С другой стороны, из других регионов люди тоже туда не стремятся в силу их труднодоступности, неблагоприятного климата в зимний период, а также слаборазвитой инфраструктуры. Как следствие – в Бамиане 49 приезжих из Баглана и Кундуза (из Имам-Сахиба). В Дайкунди 139 ВПЛ, оставшихся в своей провинции.

Центральный (столичный) регион.

На территории центрального (столичного) региона, то есть провинций Вардак, Логар, Кабул, Парван, Каписа и Панджшер находятся 33,471 ВПЛ, то есть 4,933 семьи. И них 34 процента - мужчины, 26 процентов - женщины, 50 процентов - дети в возрасте до 18 лет. Недоступных районов нет. Несмотря на неспокойную обстановку, шесть провинций (18 уездов) региона принимают ВПЛ из 19 провинций (34 уездов).

В среднесрочной перспективе обстановка в регионе неровная. Так, в 2012 году было несколько пиков: январь - 234 человека, май – 12,708 человек, июнь – 14,390 человек, июль - 3, 126 человек, октябрь – 1,284 человека. В остальные месяцы ВПЛ не было вообще. 2013 год прошел относительно спокойно. В 2014 году в январе - 930 человек, июль – 7,348 человек, август – 3,132 человека, сентябрь – 3,750 человек, октябрь – 662 человека, ноябрь – 9,446 человек, декабрь – 8,816 человек.

Самым тяжелым стал 2015 год. Январь – 17,521 человек, февраль – 4,618 человек, март – 996 человек, апрель – 4,441 человек, май – 3,870 человек, июнь – 5,033 человека, июль – 4,326 человек, август – 3,519 человек, октябрь – 9,055 человек.

2016 год оказался несколько более спокойным. Январь – 4,023 человека, февраль – 1,084 человека, март – 6,811 человек, апрель – 3,735 человек, май – 96 человек, июнь – 808 человек, июль – 2,559 человек, август – 649 человек, сентябрь – 210 человек, октябрь - 12,901 человек, ноябрь – 595 человек.

Наибольшее число ВПЛ притягивает к себе Кабул – 15,504 человека. Местных ВПЛ здесь нет. 3ато сюда съезжаются практически со всей территории страны, из 16 провинций, в частности – 21 человек из Кандагара, 140 человек из Гильменда, 252 человека из Гора, 196 человек из Сари Пуля, 37 человек из Джауджана, 105 человек из Баглана, 14 человек из Вардака, 1,549 человек из Нанграхара, 42 человека из Нуристана, 70 человек из Бадахшана. Но наибольшее число ВПЛ - 11, 487 человек - из Кундуза.

Чисто принимающей провинцией является Панджшер, где нет войны, совершенно спокойная обстановка и нет своих ВПЛ. Сюда едут люди со всего северо-востока, в частности – 114 человек из Балха, 138 человек из Баглана, 7 человек из Парвана, 9 человек из Тахара, 38 человек из Бадахшана, 98 человек из Нуристана, 54 человека из Лагмана. Общее число ВПЛ крайне незначительно – 458 человек из семи провинций (13 уездов). Недоступных районов нет.

В Парване 1,400 ВПЛ, то есть 200 семей. 22 процента мужчин, 21 процент женщин, 57 процентов – дети до 18 лет. Недоступных районов нет. В Парване своих ВПЛ всего 14 человек. Но сюда ехали из Кундуза (1,204 человек), Баглана (21 человек), Каписы (91 человек), Нуристана (14 человек), Лагмана (21 человек), Нанграхара (35 человек). На территории провинции находятся ВПЛ из семи провинций (9 уездов).

В провинции Каписа 10, 059 человек ВПЛ, почти все местные (9,618 человек). Остальные – из Кундуза (273 человека), Тахара (42 человека), Баглана (42 человека), Нуристана (42 человека), Лагмана (42 человека). Таким образом, на территории провинции находятся ВПЛ из 6 провинций (9 уездов).

В Логаре 3,110 ВПЛ, из которых 1,787 человек - местные. Остальные 1,106 человек из Нанграхара (главным образом из Чапархара и Ачина) и 217 человек из Пактии.

В Вардаке 2,940 ВПЛ, из которых 609 человек – местные. Остальные 2,303 человека – из Нанграхара, 28 человек – из Кундуза (в Майданшахре).

Подробнее см.: ]]>https://www.humanitarianresponse.info/en/operations/afghanistan/idps]]>

3аключение.

Ситуация в области безопасности в Афганистане ухудшается год от года. С одной стороны, правительство постепенно теряет контроль над территориями. По данным американских военных, по состоянию на 28 августа 2016 года под контролем центральной власти находились примерно 63,4 процента уездов, тогда как по состоянию на 28 мая – 65,6 процента (См. подробнее: ]]>https://www.sigar.mil/pdf/quarterlyreports/2016-10-30qr-section3-security.pdf]]>).

С другой стороны, по мере интенсификации вооруженного конфликта растет число потерь среди гражданского населения. 2016 год стал своего рода рекордным. По данным Миссии ООН по содействию Афганистану (UNAMA), только за первые шесть месяцев 2016 года погибли или получили ранения 5,166 гражданских лиц. Это самый высокий показатель со времени начала подсчетов в 2009 году. Почти треть пострадавших – дети. 3а период с января по июнь этого года 1,601 человек погиб, 3,565 человек получили ранения. Из них 1,509 детей, из которых 388 погибли и 1,121 получили ранения. Эти данные на 4 процента выше, чем за аналогичный период 2015 года. Таким образом, общее число гражданских потерь с 1 января 2009 года, то есть со времени начала подсчетов, по 30 июня 2016 года составляет 63,934 человека, и которых 22,941 человек погиб, 40,993 получили ранения. (См.: ]]>http://unama.unmissions.org/sites/default/files/25_july_2016_press_release_civilian_casualties_mid_year_report_english_2.pdf]]>)

Вооруженный конфликт той или иной степени интенсивности идет на всей территории Афганистана, кроме трех провинций – Панджшера и центрального высокогорья Гиндукуша, то есть Бамиана и Дайкунди. (См.: ]]>http://www.afghanistantoday.ru/hovosti/cena-voyny-chisla-zhertv]]>, ]]>http://www.afghanistantoday.ru/hovosti/sovetnik-prezidenta-nacionalnoy]]>, ]]>http://www.afghanistantoday.ru/hovosti/oon-samye-spokoynye-regiony]]>)

Все это влечет за собой рост числа внутренне перемещенных лиц.

2016 год стал наиболее тяжелым с точки рения миграционной обстановки и количества ВПЛ в сравнении с предыдущими годами, если иметь в виду данные, фиксируемые UNOCHA.

При этом стоит отметить, что надежных данных за предыдущие периоды, в частности, до 2012 года, крайне мало. Дела со статистикой за период с 2001 по 2009 годы обстоят еще хуже. (Все сказанное касается и подсчетов потерь, в том числе гражданского населения. Так, UNAMA начала регистрировать потери только с 2009 года, а сводные и более или менее достоверные данные а 2001-2005 годы отсутствуют вовсе).

С приблизительными подсчетами и общей оценкой миграционной ситуации с 1978 года можно познакомиться, в частности, в отчете Центра мониторинга ВПЛ (IDMC) при Совете беженцев Норвегии (]]>http://www.internal-displacement.org/south-and-south-east-asia/afghanistan/2015/afghanistan-new-and-long-term-idps-risk-becoming-neglected-as-conflict-intensifies]]>. См. также: file:///C:/Users/Admin/Downloads/unhcr-idp-report-2012.pdf)

Как правило, люди стараются не уезжать далеко за пределы своих провинций и, по возможности, за пределы своих уездов, переезжая из сельской местности в уездные центры (если они безопасны) или в провинциальные центры (если они безопасны). В крайнем случае, они переезжают в соседние провинции. Так, своего рода центром притяжения на севере стали относительно спокойные провинции Балх и особенно Герат, а также столичный регион. Массовых перемещений людей с севера на юг, в отличие от миграционной ситуации после 2001 года, и с юга на север не зафиксировано.

При первой же возможности люди стараются вернуться обратно. Тем не менее, сотни тысяч человек находятся на положении ВПЛ уже достаточно долгое время. Так, в 2015 году, и общего числа 1,17 млн. ВПЛ примерно 700,000 человек были зарегистрированы как ВПЛ с 2008 года (См. ]]>http://reliefweb.int/sites/reliefweb.int/files/resources/Afghanistan%20HRP%202015%20SRP%20Final%2025Nov2014.pdf]]>)

Таким образом, сочетание «старых» и «новых» ВПЛ дает своего рода кумулятивный эффект. По мере интенсификации боевых действий растет и число ВПЛ. К концу 2010 года в стране насчитывалось 352,000 ВПЛ, к концу 2012 это число возросло до 500,000 человек, а к концу 2015 года – до свыше 1,17 млн. ВПЛ (См.: ]]>http://www.internal-displacement.org/database/country/?iso3=AFG]]>)

По данным UNAMA, в середине 2016 года в стране насчитывалось около 1,2 млн. ВПЛ.( ]]>http://unama.unmissions.org/sites/default/files/protection_of_civilians_in_armed_conflict_midyear_report_2016_final.pdf]]>). При этом часть этих людей могла находиться на положении ВПЛ с 2002 года.

Существенно осложняют миграционную обстановку в Афганистане репатрианты, возвращающиеся из Пакистана и Ирана. Из Пакистана, по данным УВКБ ООН, только в этом году вернулись свыше 600 тысяч человек – при том, что пакистанские власти демонстрируют готовность выдворить из страны всех. Свыше 450 тысяч человек вернулись из Ирана (по данным UNOCHA).

Не до конца определенной остается и судьба афганских мигрантов, уехавших в Европу (они по численности на втором месте после сирийцев). По некоторым данным, в 2015 и 2016 годах и Афганистана в Европу уехали до четверти миллиона человек. Сейчас значительная часть их находится под угрозой депортации – те, кому в странах ЕС отказали в статусе беженца.

Таким образом, рост числа беженцев и ВПЛ на фоне ухудшающейся обстановки в области безопасности в условиях сокращения международного финансирования гуманитарной деятельности (См., в частности: ]]>http://reliefweb.int/sites/reliefweb.int/files/resources/mhb_november_2016.pdf]]>) ставит страну на грань гуманитарной катастрофы.

Наталья Шило, ИА «Афганистан сегодня»

04.01.2017