The Washington Post опубликовала секретные документы о провале США в Афганистане. О чем в них говорится? Почему они не стали главной темой в мировых СМИ?

Прошло две недели, как газета The Washington Post опубликовала документы, которые назвала «секретной историей войны в Афганистане», но они так и не стали главной темой обсуждения в США и в мире. «Афганский архив» составлен на основе показаний, которые чиновники и военные дали специальной комиссии по восстановлению Афганистана. Армия США вторглась в эту страну в 2001 году, вскоре после терактов 11 сентября, но до сих пор не смогла справиться с исламистским движением «Талибан». Документы демонстрируют, что у американского руководства с самого начала не было единой стратегии, администрации Джорджа Буша — младшего и Барака Обамы манипулировали информацией для общественности, а победа так и не стала ближе. «Медуза» рассказывает об истории досье, его содержании — и о том, почему оно привлекло к себе не так много внимания, как можно было ожидать.

Как документы попали в редакцию The Washington Post?

Все началось, когда в 2015 году корреспондент WP Крэйг Уитлок, освещающий деятельность Пентагона, обратил внимание на то, что отставной генерал Майк Флинн (впоследствии ставший советником Дональда Трампа по национальной безопасности и ныне обвиняемый в даче ложных показаний о связях с Россией) свидетельствовал перед Специальной генеральной инспекцией по восстановлению Афганистана (SIGAR). Журналист запросил информацию о показаниях Флинна в соответствии с Законом о свободе информации, однако получил отказ. Это только усилило его интерес, и он выяснил, что таких бесед было сотни. После этого газета три года судилась с ведомством и добилась разрешения на доступ к досье.

Тем временем сама SIGAR подготовила собственный проект «Выученные уроки», опубликовав семь томов бесед более чем с 600 людьми, так или иначе задействованными в разрешении афганского конфликта. Однако, как пишет WP, информация в этой серии была сгруппирована в алфавитном порядке, выводы делались осторожным и сухим бюрократическим языком, так что читателю было бы крайне трудно составить общую картину. Самое же главное, что в отчетах были скрыты имена более 90% опрошенных.

Кроме этих документов бумаги, опубликованные WP, включают в себя ранее не печатавшиеся рабочие записи бывшего министра обороны Дональда Рамсфелда, который занимал этот пост, когда США вторглись в Афганистан в 2001 году. Газета получила доступ к ним благодаря все тому же Закону о свободе информации.

О чем рассказывает «Афганский архив»?

С самого начала у США не было внятной стратегии в Афганистане. Как пишет WP, некоторые американские чиновники хотели сделать страну демократической, другие — поменять саму афганскую культуру и дать женщинам права, третьи — изменить региональный баланс сил между Пакистаном, Индией, Ираном и Россией. Наконец, Джеймс Доббинс, спецпредставитель в Афганистане при Джордже Буше — младшем и Бараке Обаме, говорил, что США не вторгаются для того, чтобы «сделать бедные страны богатыми, или авторитарные — демократическими». Единственная цель, по его словам, — «превратить воюющие страны в мирные», и в случае с Афганистаном США «явно провалились»». Впрочем, и это всего лишь одна из многих точек зрения.

По мнению журналистов, из документов следует, что правительство США никогда не пыталось ответить на многие принципиальные вопросы. С кем оно воюет — с «Аль-Каедой» или «Талибаном»? Формально война велась в ответ на теракты 11 сентября 2001 года, которые, предположительно, совершила «Аль-Каеда», раскинувшая свою сеть по всему региону. Но тогда при чем здесь талибы, у которых всегда были исключительно национальные цели? Пакистан — это друг или враг? Он традиционный союзник в регионе — но он же спонсор «Талибана». Как быть с полевыми командирами, которых со времен Советского Союза финансировало ЦРУ? Они поддерживали американцев, но с собственным населением вели себя так, что оно все больше сочувствовало талибам.

Ни Буш-младший, ни Обама, как пишет WP, не могли четко сформулировать стратегические цели войны. «Мы не знали, во что ввязываемся», — резюмировал Ричард Баучер, который многие годы был заместителем госсекретаря по Южной и Центральной Азии.

Попытка построить демократию обернулась тотальной коррупцией. По мнению чиновников, опрошенных SIGAR, официальный проект немедленного построения демократии был заведомо несовместим с жизнью в стране, которая последовательна прошла родоплеменной строй, монархию, коммунизм и исламское правление. «Наша политика состояла в том, чтобы создать сильное центральное правительство, что было идиотизмом, потому что в истории Афганистана никогда не было сильного центрального правительства, — говорил неназванный представитель Госдепартамента. — На это нужно 100 лет, у нас их не было». Работавший на правительство эксперт Джордан Селман рассказывал, что им приходилось иметь дело с людьми, которые были уверены, что король до сих пор у власти, и не знали ни о русских, ни об американцах. «У них не было денег, у них в ходу был натуральный товарообмен, а мы пытались навязать практики XXI века обществу, которое живет в другую эпоху», — заключает Селман. Ситуация только усугублялась тем, что многие афганские чиновники если и знали какие-то методы управления, то только социалистические, времен советского вторжения, и рыночная экономика была им глубоко чужда.

В самый разгар боев с талибами, между 2009 и 2012 годами, США активно инвестировали в строительство школ, мостов и каналов, что можно объяснить исключительно догматизмом мышления. В реальности почти все эти деньги стремительно разворовывались. По словам полковника Кристофера Коленды, который был советником у нескольких американских генералов, правительство Хамида Карзая, поддержанное США, стремительно «самоорганизовалось в клептократию». Это стоило американцам 133 миллиарда долларов (больше, чем реконструкция Западной Европы после Второй мировой войны), а в результате еще больше оттолкнуло от них местное население. По приблизительным подсчетам, из военных контрактов с афганской стороной около 40% уходило боевикам, бандитам или чиновникам. Некоторые считали, что больше.

Подготовка самих афганцев к борьбе с исламистами провалилась. Одна из центральных составляющих политики США состояла в том, чтобы сформировать в Афганистане боеспособную армию, а также полицию из местных жителей. На практике оказалось, что в среднем из 10 новобранцев только двое умели читать. Американские офицеры рассказывали, что им приходилось учить афганцев отличать писсуар от питьевых фонтанчиков и объяснять им основы анатомии, чтобы они поняли, как жгут может остановить кровотечение, хотя его не накладывают на раны.

Опрошенные признали, что их усилия полностью провалились. По словам одного из американских офицеров, треть новобранцев имели пристрастие к опиуму или сами были талибами. Другой офицер назвал их «тупыми ворюгами», которые воровали так много топлива с американских баз, что им же постоянно и пахли. Некоторые просто забирали форму, уезжали домой, продавали ее на местных рынках, а потом без всяких опасений возвращались обратно на службу. И это не худший вариант: норвежский чиновник, имя которого не названо, рассказал, что, по его оценкам, около 30% полицейских дезертировали с выданным им оружием, чтобы заняться грабежами на дорогах. Как заявил Томас Джонсон, который консультировал власти Афганистана в борьбе с боевиками, для афганцев полиция была «самым ненавидимым институтом».

Ко всему прочему, американские руководители долгое время не могли договориться, как именно готовить афганские силы. Министр обороны Рамсфелд настаивал на том, что они должны быть компактными и не превышать 50 тысяч человек; его оппоненты постоянно настаивали на увеличении этого количества. В итоге в 2019 году на бумаге численность афганских вооруженных сил составляет 352 тысячи человек, в реальности — не более 254 тысяч. За годы боевых действий погибло 60 тысяч афганских военнослужащих — в 17 раз больше, чем американцев, и на 20 тысяч больше, чем талибов.

За время американского присутствия Афганистан стал мировым центром производства опиума. Об этом хорошо известно, но беседы с чиновниками и военными помогают лучше понять, что произошло. Во-первых, первоначально об этой угрозе вообще никто не думал, сосредоточившись на борьбе с исламским экстремизмом. Во-вторых, когда ближе к 2006 году она стала реальностью, никакого плана выработано не было. Поначалу британские военные платили фермерам за то, чтобы те уничтожали свои плантации, — на следующий год фермеры высаживали их еще больше. Потом американцы стали уничтожать их сами без всяких компенсаций — и только усилили ненависть к себе и поддержку талибов среди населения.

Власти США все прекрасно знали, но продолжали делать бравурные заявления. Ричард Хаас, который отвечал за координацию действий США в Афганистане, вспоминал, что, когда вторжение только обсуждалось, в окружении Буша-младшего не было никакого оптимизма: «Было чувство, что можно всерьез встрять и ничего с этого не получить».

В дальнейшем публичные заявления представителей американской администрации резко контрастировали с фактами, которые им были хорошо известны. Публично Пентагон приветствовал 15 тысяч новых афганских полицейских как «высококвалифицированных профессионалов», а по внутренним каналам министр обороны Дональд Рамсфелд предлагал подчиненным ознакомиться с докладом под названием «Ужасы в афганской полиции» с пометкой, что он написан «настолько аккуратно и спокойно, насколько это только возможно».

Американские генералы на протяжении многих лет рапортуют о своих успехах в отражении атак талибов, не особенно концентрируясь на вопросе, почему они все нападают и нападают. В 2009–2011 годах администрация Обамы постоянно требовала находить цифры, доказывающие, что стратегия нового президента дает эффект. Это было трудно, признается неназванный чиновник из Совета национальной безопасности, — и тогда в ход шли манипуляции фактами. Например, взрыв, совершенный террористом-смертником, подавали как доказательство слабости «Талибана», который больше не способен к открытым вооруженным столкновениям. Нападений становится больше — это потому что талибы все больше приходят в отчаяние. Реальность, однако, такова, что в 2011 году боевиков насчитывалось около 25 тысяч, а в 2016 году — 60 тысяч. И США ищут возможности переговоров с ними.

Почему все это не вызвало эффекта разорвавшейся бомбы?

WP сравнивает опубликованное досье с «Документами Пентагона» — секретной перепиской министерства обороны США, опубликованной в The New York Times в 1971 году и раскрывающей подробности действий американцев во Вьетнаме. Эти бумаги доказывали, что несколько американских администраций систематически лгали о положении дел не только обществу, но и сенату. Считается, что публикация документов еще больше усилила распространившиеся в США антивоенные настроения.

После публикации «Афганского архива» некоторые сенаторы заявили, что потребуют проведения специальных слушаний, посвященных ситуации в Афганистане. В то же время значительная часть комментариев американской прессы (прежде всего, впрочем, правой) сводится к оценке, данной изданием The Hill — документы «шокирующие, но не удивительные». Буквально теми же словами их оценил The Atlantic. Эффект «Афганского архива», по крайней мере краткосрочный, далек от того, что произвели «Документы Пентагона». На это есть несколько причин:

Хотя война в Афганистане идет уже дольше, чем вьетнамская, она привлекает к себе значительно меньше внимания американской публики. В Афганистане погибло сравнительно немного солдат армии США (около шести тысяч человек, во Вьетнаме — приблизительно 60 тысяч), и к моменту появления «Документов Пентагона» в США уже существовало мощное антивоенное движение, в которое они просто вдохнули жизнь. В связи с конфликтом в Афганистане такого движения просто нет.

Если в начале 1970-х годов подобные утечки документов были редкостью, то за последние годы стали куда более привычным делом, особенно после WikiLeaks. В рамках этого проекта, к слову, еще в 2010 году был опубликован «Дневник Афганской войны», который во многом предваряет «Афганский архив».

Несмотря на то, что из документов складывается довольно неприглядная картина действий США в Афганистане, в них нет свидетельств прямых преступлений со стороны американского политического и военного руководства. Иными словами, только на основании этих бумаг трудно привлечь кого-то к ответственности за конкретные преступления.

Наконец, как отмечают многие американские издания, в документах содержатся важные детали, но главное было очевидно и без них — что за 18 лет США так и не смогли победить противника и добиться своих целей в Афганистане. Для решения конфликта авторы WP осторожно предлагают сделать то, чем и так занимается администрация Дональда Трампа, — начать переговоры с талибами. Эксперты, в свою очередь, призывают пересмотреть американскую внешнеполитическую стратегию как таковую, но это явно не будет сделано быстро.

Источник: Meduza

24.12.2019