РIРS: улучшение отношений Пакистана с Афганистаном – в интересах безопасности обеих стран

Пакистанские талибы, укрывшиеся на территории Афганистана, продолжают организовывать и совершать теракты на территории Пакистана, нападать на военнослужащих и гражданских лиц. На их счету 18 актов «трансграничного терроризма», жертвами которых стали четверо военнослужащих (двое – в пограничных корпусах, двое – в регулярных войсках) и 5 гражданских лиц. Ответным огнем были уничтожены 11 боевиков. Такая ситуация подчеркивает не только общую опасность нестабильной ситуации в приграничной полосе, но и необходимость улучшения отношений между Пакистаном и Афганистаном, включая взаимодействие по охране общей границы. С пакистанской стороны в этом направлении предпринимаются определенные меры – в частности, по завершении операций по зачистке от боевиков, для обеспечения безопасности западной границы установлены дополнительные блок-посты в долине Тираха агентства Хайбер.

Такие выводы содержатся в ежегодном аналитическом докладе по ситуации в области безопасности в 2016 году, обнародованном пакистанским Институтом изучения мира (РIРS).

Как отмечается в докладе, в 2015 году в Глобальном террористическом индексе Пакистан занял четвертое место в списке стран, наиболее подверженных террористической угрозе. Это несмотря на то, что число терактов в стране сократилось на 48 процентов в сравнении с 2014 годом.

В 2016 году ситуация продолжала улучшаться. Число терактов сократилось на 28 процентов в сравнении с предыдущим годом.

Силы безопасности, армия, пограничные корпуса и полиция проводят контртеррористические и полицейские операции по всей стране – на Федерально управляемой территории племен (FATA), в Карачи, Белуджистане, Пенджабе и провинции Хайбер-Пахтунхва. Эти меры в значительной степени способствовали снижению уровня насилия. Однако, как отмечается в докладе, слишком медленное выполнение Национального плана действий (NAP) по борьбе с терроризмом пока не может дополнить и закрепить эти успехи.

Однако сам характер военных и полицейских операций должен быть пересмотрен, особенно с учетом попыток боевиков найти себе новые безопасные убежища внутри страны и за ее пределами. Избыточное применение силы само по себе не может полностью искоренить проблему терроризма, поскольку у боевиков есть выбор территорий внутри страны и в соседнем Афганистане, куда можно перенести террористическую инфраструктуру. Кроме того боевики обнаружили способность к перегруппировкам, что отчасти компенсирует им ущерб, понесенный во время контртеррористических и полицейских операций. К примеру, возрождение запрещенной террористической организации «Лашкар-и-Джангви» под названием «Лашкар-и-Джангви ал-Алами», а также реструктурирование «Техрик-и-Талибан Пакистан» в «Джамаат-уль-Ахрар» показывает, что угроза терроризма на самом деле гораздо более комплексная, чтобы с ней можно было справиться одними только силовыми методами.

Правительству, отмечается в докладе, следует серьезно пересмотреть свои подходы к борьбе с терроризмом.

Основные группировки и организации, являвшиеся причиной нестабильности в стране, в 2016 году сохранили свою активность, а их базы остались нетронутыми. Кроме того, серьезную угрозу представляет собой присутствие сторонников ИГИЛ (запрещена в России – прим.ред.) в отдельных частях страны.

Нестабильность в Афганистане предоставляет ИГИЛ возможность расширить свою деятельность и вербовать новых сторонников. Эта группировка устанавливает контакты с пакистанскими террористическими организациями. Боевики ранее запрещенных террористических организаций переходят в террористические организации типа ИГИЛ, «аль-Каиды» и другие структуры. Органам безопасности следует обратить на это особое внимание. В то же время правительству следует расценивать религиозный экстремизм как главный вызов. Национальный план действий не может охватить собой весь этот феномен. Нужно разработать всеобъемлющую политику по противодействию религиозному экстремизму.

Операция «3арб-и Азб» в Северном Вазиристане смогла решить многие проблемы. Она давно бы закончилась, но слабая координация между Афганистаном и Пакистаном по вопросам безопасности в приграничных районах и борьбы с терроризмом препятствует логическому завершению этой операции. Обеим странам нужно разработать определенный совместный механизм противодействия терроризму, чтобы справиться с общими угрозами, отмечается в докладе.

Общий обзор ситуации в сфере безопасности.

В 2016 году по всей территории Пакистана в 57 районах был зарегистрирован 441 террористический акт, что на 28 процентов ниже, чем в прошлом году. Эти теракты были совершены различными экстремистскими группировками типа талибов, а также националистами. Еще часть терактов явилась результатом межобщинного насилия.

В результате терактов погибли 908 человек – это на 12 процентов ниже, чем в предыдущем году.

Ранения получили 1627 человек.

То обстоятельство, что 28-процентное снижение числа терактов привело только к 12-процентному снижению потерь, свидетельствует о том, что боевикам в прошлом году удалось провести серию крупных терактов.

Более того, отмечается в докладе, несмотря на общее снижение числа потерь в результате терактов в 2016 году, число людей, погибших в результате терактов талибов или других аналогичных экстремистских организаций, выросло на 10 процентов – с 580 в 2015 году до 640 в 2016 году.

То есть снижение числа потерь произошло на самом деле за счет уменьшения, в сравнении с 2015 годом, числа потерь в терактах и других нападениях, организованных группировками белуджских националистов, а также в межобщинных столкновениях.

В 2016 году в результате терактов погибли 545 гражданских лиц и 302 сотрудника сил безопасности. Кроме того, ответным огнем был уничтожен 61 боевик. Ранения получили 1157 гражданских лиц, 469 сотрудников сил безопасности и один боевик.

Около 48 процентов терактов (211 случай) – это нападения на военных, армейские конвои и блок-посты. Во многих случаях мишенями для нападений или преднамеренных убийств становится полиция. В числе погибших за прошлый год – 206 полицейских, включая хассадаров в полосе племен. Гражданские лица подвергались нападениям 89 раз (около 20 процентов). Еще 27 нападений (около 6 процентов) – это нападения на старейшин племен, членов комитетов мира и бойцов лашкаров в FATA и Хайбер-Пахтунхва. Около 20 нападений совершено на активистов различных политических партий. В ходе терактов, носящих межобщинный характер, совершались нападения на культовые сооружения (34 случая, 8 процентов). Еще около 30 нападений (7 процентов) – на инфраструктурные объекты типа газопроводов, опор ЛЭП, железные дороги, а также на государственных служащих. Кроме того, совершались нападения на представителей религиозных меньшинств (всего пять), на образовательные учреждения (6 случаев), работников сферы здравоохранения, на иностранцев, журналистов (два случая) и т.д.

Около 50 процентов терактов (218 случаев) – это преднамеренные убийства или перестрелки. Кроме того, зафиксированы 17 случаев терактов смертников. Во время 172 терактов (39 процентов) использовались СВУ различных типов. Остальное – это 23 взрыва гранат, 7 ракетных обстрелов, три диверсии и один минометный обстрел.

62 процента терактов (276 случаев из 441) организованы и проведены пакистанскими талибами, главным образом «Техрик-и-Талибан Пакистан» и аффилированными местными группировками талибов, а также другими организациями со схожими целями типа «Джамаат-уль-Ахрар», базирующейся в Хайбере «Лашкар-и Ислам», группой Саида Саджны, а также сторонниками ИГИЛ. В результате этих терактов погибли по меньшей мере 640 человек, ранения получили 1216 человек.

Группировки националистов в Белуджистане и Синде совершили 131 теракт (124 и 7 соответственно), в результате чего погибли 164 человека, ранения получили 249 человек.

34 теракта носили сектантский характер, в них погибли 104 человека, ранены еще 162. 3а этими терактами стоит главным образом «Лашкар-и Джангви аль-Алами».

Как и в течение двух предыдущих лет самой опасной с точки зрения террористической угрозы остается Белуджистан (151 теракт, то есть 34 процента от общего количества). Там же и самые большие потери – 412 человек погибли, 702 ранены (то есть 45 процентов потерь погибшими и 43 процента раненых от общего числа по стране). 3начительная часть потерь – на совести «Джамаат-уль Ахрар», ТТР и «Лашкар-е Джангви аль-Алами».

На втором месте – Хайбер-Пахтунхва, 127 терактов, 189 человек погибли, 355 получили ранения.

FATA – 99 терактов, 163 человека погибли, 211 ранены.

В Синде в результате 54 терактов погибли 63 человека, в том числе 60 – в Карачи.

В Пенджабе произошло 7 терактов и один – в Исламабаде. В результате 81 человек погиб, 245 получили ранения.

И Гилгита-Балтистана и Азад Кашмира никаких сведений не поступало.

Отслеживая региональную динамику, авторы доклада, между прочим, установили, что снижение числа терактов в 2016 году отмечено во всех регионах, кроме провинции Хайбер-Пахтунхва. Хайбер-Пахтунхва и Белуджистан оказались единственными регионами, где в 2016 году отмечен рост числа жертв терактов погибшими и ранеными.

Так, несмотря на 29-процентное снижение числа терактов в Белуджистане, число погибших в них возросло в сравнении с предыдущим годом на 63 процента, а число раненых – на 116 процентов.

В Хайбер-Пахтунхва число терактов возросло на 2 процента, число погибших – на 5 процентов, число раненых – на 63 процента.

Самое значительное снижение числа терактов в сравнении с 2015 годом отмечено в Пенджабе (69 процентов), в Синде а исключением Карачи (в Синде – 59 процентов, в Карачи – 44 процента), и в FATA (32 процента).

Авторы доклада зафиксировали также целый ряд случаев «трансграничного терроризма» и пограничных столкновений. В 2016 году зафиксировано 74 таких случая. Из них 18 – на границе с Афганистаном (в 2015 году – 15), 51 – с Индией (на один случай больше, чем в 2015 году), 5 – с Ираном (в 2015 году – 9 случаев). В результате погиб 81 человек и 173 получили ранения. Это на 5 процентов больше, чем в 2015 году. Из них - 53 гражданские лица.

(Подробнее см.: ]]>http://pakpips.com/securityreport.php]]>, ]]>http://www.dawn.com/news/1307339/state-must-ensure-new-groups-dont-emerge-while-taking-on-ttp]]>)

10.01.2017